LEAGUE «EDUCATION» AND ITS IMPACT ON THE GROWTH OF SOCIAL CONSCIOUSNESS OF THE PROVINCIAL INTELLIGENTSIA (on materials of the Yenisei province)

Abstract


The article is devoted to the history of the establishment and development of a non-governmental organisation the «League of Education» with the purpose of celebrating its 100th anniversary. It was necessary not only to analyze the main areas of the organizational practice but also to compare its goals and objectives with the current «League of Education» which was founded in 2006. Therefore, the main tasks of this article were determined as follows: to identify the main national and regional socio-economical and socio-cultural factors and conditions that influenced the formation of the «League of Education»; to describe the socio-political composition of the governing bodies; to determine the directions and nature of work with the view of using this historical experience in the current conditions. The following principles were used in the research: historicism, systematic approach and objectivity. Attempts were made to reconstruct the activities of non-governmental organisations in the sphere of propaganda and development of mass public education in provincial towns. After reviewing the database and following the analysis of scientific literature which explicitly or implicitly depicts the role of the «League of Education», the necessity of reflexion on the historical heritage becomes reasonable. Comprehension of the historical heritage is essential to study the phenomena of civil initiatives of outstanding scholars, educators and representatives of political organisations of both the Central Russia and provinces, the Yenisei province in particular. The revival of the League of Education in the first quarter of the 21st century became possible due to the cooperation of the leading scientific institutions, universities and school leaders. Its aim is the formation of analytical skills, forecasting and modeling of citizens’ personal demands for education and comfortable educational environment, capable to change general attitude towards education.

Full Text

В последние десятилетия отечественная педагогическая общественность в поисках осмысления и разрешения принципиальных для современной педагогики проблем теории и практики все чаще обращает внимание на историческое наследие рубежа XIX-XX вв., связанное с феноменом проявления активной гражданской инициативы выдающихся ученых, педагогов, представителей политических организаций, объединившихся в «Лигу образования» с целью противостояния свертыванию либеральных реформ и снижения социальной напряженности в России через построение основ демократического общества, его развитие и процветание посредством культурно-просветительской и благотворительной деятельности. К сожалению, долгие годы, в силу ряда объективных причин, эти знания и опыт были исключены из поля научного изучения. Тем не менее, в 2006 г. идея возрождения Лиги образования как движения активных, мыслящих и оригинально творящих граждан вновь становится востребованной. Формирование организационных структур и содержания и направлений деятельности движения приобретает былой размах и социально-политическое звучание как на общероссийском, так и региональном уровнях. В современных условиях исследовательский интерес к выявлению и непредвзятому осмыслению идей и опыта функционирования этой организации в отечественной истории представляется оправданным. Лишь только с возвращением памяти прошлого возможно приступить к поиску путей в будущее. В период до 1917 г. вопросы становления и развития Лиги образования в отечественной историографии специально не изучались. Немногочисленные публикации непосредственных участников этого общественно-педагогического движения затрагивали различные аспекты разработки идейных, прикладных и организационных проблем в ее развитии (С.А. Венгеров, П.Ф. Каптерев, П.Н. Милюков, Г.А. Фальборк, В.И. Чарнолусский и др.). При существенном разбросе идейных воззрений и полемической форме их выражения во взглядах на вопросы текущей деятельности «Лиги образования» прослеживалось культурное влияние русской научной традиции (Арзамасцева 1999; Антология по истории ... 2000: 384). К сожалению, в советский период в силу идеологических директив в исследованиях, посвященных истории образования и общественно-педагогической мысли дореволюционной России, тематика, связанная с процессом становления и развития Лиги образования, не затрагивалась. В течение семи десятилетий она была негласно изгнана из поля исторического знания. Ученые охотнее обращались к общим проблемам развития народного просвещения в России (А.Ф. Доброва, Н.А. Константинов, Ф.Ф. Королев и др.) или к обзору общекультурной жизни регионов Восточной Сибири (Бердников 1996: 360; Мешалкин 1988: 43; Федорова 2015: 244) . В постсоветский период знания и опыт Лиги образования вновь становятся востребованными, а с 1990-х гг. выступают объектом научного интереса (Л.С. Арзамасцева, Б.М. Бим-Бад, А.П. Толочко, А.В. Тыркова-Вильямс, В.В. Шелохаев). К проблемам формирования институтов гражданского общества в Приенисейском крае и истории школы и педагогической мысли этой сибирской провинции обращались Т.Б. Соломатина, Б.К. Тебиев, Л.Э. Мезит, В.И. Федорова, И.Н. Ценюга, С.Н. Ценюга, В.В. Чернышев, А.И. Шилов, В.В. Бибикова и др. (Бибикова 2011: 364; Соломатина 2015: 76; Тебиев 1996: 145; Чернышев 2008; Шилов 2011: 238). Вышеприведенный обзор публикаций последних десятилетий позволяет зафиксировать исследовательский интерес и, как следствие, рост количества научных трудов. Среди них пока нет работ, специально посвященных генезису Лиги образования как общественно-педагогического феномена. Выявленное обстоятельство определило задачи данной статьи: выявить основные общероссийские и региональные социально-экономические и социокультурные факторы и условия, повлиявшие на становление Лиги образования; раскрыть социально-политический состав ее руководящих органов; определить направления и характер деятельности с позиции нахождения возможности использования данного исторического опыта в современных условиях. Открытию отделений Лиги образования в сибирской провинции предшествовала достаточно протяженная цепь исторических событий. Россия рубежа XIX-XX вв. пожинала плоды контрреформ 1870-80-х гг. На фоне роста промышленности и машинного производства, изменений политического устройства и местного самоуправления, социальной структуры, успехов отечественной науки, культуры, народного образования, трансформации общественной психологии стали проявляться признаки постепенного втягивания российского сообщества в очередной мировоззренческий кризис (Ценюга 2012: 121). Существование «маленького человека» обрело черты сложной экономической, социальной и педагогической проблемы. Мучительный поиск ответа на извечный вопрос русской жизни «Кто виноват и что делать?» повсеместно обнаруживал знаки общественного беспокойства, идейного раскола и полифонию голосов непрерывной полемики: о всеобщем падении нравственности; о средствах сдерживания опасного «революционного вольнодумства» молодого поколения; о путях обращения народа в разумную силу, полную самообладания, способную самостоятельно думать и быть справедливой; о воспитании из грядущих поколений честных людей и добрых граждан. Предпринятые царским правительством усилия не привели к их купированию, а лишь ухудшили ситуацию. На смену оптимистическим либерально-демократическим умонастроениям отечественной интеллигенции постепенно пришло щемящее чувство смятения от правых инициатив правительства, приближающих смутное будущее, и страха перед предстоящими катаклизмами в судьбе страны. Существуя в таком раздвоенном состоянии, выход из создавшегося положения активная часть научно-педагогической общественности как в центральных губерниях, так и в провинции видела в широкой пропаганде конституционно-правовых идей и формировании адекватного им национального самосознания, призванного стать заслоном как для правительственной политики контрреформ, так и для «революционного экстремизма». По мнению Т.А. Сабуровой, в означенный период значительная часть общества жаждала деятельности, выходящей из тесного круга личных интересов, потому что сознавала себя способной и, следовательно, нравственно обязанной к такой работе (Сабурова 1995: 124). Все вышесказанное оформилось в идею объединения усилий активных и лояльных власти представителей либерально-демократического сообщества на благо национального возрождения. Ее реализация спонтанно вылилась в учреждение «Комитетов грамотности» в обеих столицах и ряде центральных губерний России. Начавшийся процесс вызвал резонанс и постепенно нашел отклик в сибирской провинции. Первый опыт изучался, обобщался в периодической печати, материалах многочисленных педагогических съездов. Однако почти сразу обнаружилась «национальная» специфика реализации любых гражданских инициатив на территории Российской империи: неудовольствие и противодействие со стороны властей и «вечная славянская рознь» во взглядах и подходах исполнителей к их реализации. Так, если в большинстве европейских стран исследуемого периода оформление подобных инициатив проходило в условиях известного идейного единства, а уже затем формировались отдельные его направления, то в России, в силу ряда причин, социальные инициативы реализовывались в условиях мировоззренческой разобщенности воззрений их участников, находящихся в известной оппозиции друг к другу (I Всероссийский педологический съезд 1927: 243). Примиряющей пестроту воззрений на профессиональной почве гражданского служения оказалась своевременная публикация правительством «Городового положения» (1890 г.), предлагавшего сообществам городских и сельских обывателей принять посильное участие в попечении о народном образовании и народном здравии, призрении бедных и прекращении нищенства. Несомненным правовым условием к созданию Лиги образования стал и октябрьский Манифест Николая II, провозгласивший свободу слова, печати, собраний. На этой волне в 1895 г. в Петербурге инициативной группой представителей расформированных правительством «Комитетов грамотности» была создана Всероссийская Лига образования. Учредителями нового общественного движения выступили сотрудники «Комитетов грамотности» Москвы и Санкт-Петербурга, члены Вольного экономического общества и ряда научных учреждений. Идеологами новой структуры стали писатель и общественный деятель Г.А. Фальборк, а также видный представитель народного просвещения В.И. Чарнолусский. За идейную, методологическую и организационно-структурную основу отцы-основатели взяли «французский опыт» образца 1866 г. Затем, под влиянием объективных обстоятельств, возникла динамическая пауза. Провести учредительное собрание и принять проект устава удалось только в марте 1906 г. Столь длительный перерыв возник в связи с затяжным выходом Российского государства из мирового экономического кризиса, нерешенностью большинства внутренних политических и социокультурных проблем, усугубленных результатами Русско-японской войны, и грянувшей следом Первой революцией (1905-1907). Правление Лиги возглавил Г.А. Фальборк. В оргкомитет вошли: выдающийся народный учитель Вячеслав Яковлевич Аврамов; академик Петербургской АН Hиколай Hиколаевич Бекетов; член-корреспондент Петербургской Академии наук Иван Александрович Бодуэн де Куртенэ; русский литературный критик, историк литературы Семен Афанасьевич Венгеров; педагог, организатор первой в России школы взаимного обучения Яков Иванович Герд; издатель и общественный деятель Лонгин Федорович Пантелеев; общественница Стоюнина Мария Николаевна; писатель Генрих Адольфович Фальборк; один из лидеров женского движения в 1860-80-х гг. Анна Павловна Философова; видный представитель общественно-педагогического движения в России Владимир Иванович Чарнолуский и педагог Петр Федорович Каптерев, выпускник Московской духовной академии, член столичного Комитета грамотности и др. Секретарем Лиги образования был избран историк и публицист П.Н. Милюков. В справочное бюро вошли Шаховской и Челноков (члены ЦК кадетов). Своей целью правление провозгласило объединение и координацию деятельности педагогических и просветительных организаций на территории всей России, их идейную и методическую поддержку, основание новых структурных подразделений. В 1907-1908 гг. таковых образовалась целая сеть: «Общество школьного просвещения», которое ставило своей задачей формирование новых идеалов школьного образования и нового типа единой трудовой школы; «Общество содействия внешкольному просвещению», которое было основано для объединения сил общественности в деле организации публичных библиотек, музеев, народных университетов, вечерних курсов, лекций. Позже из него выделилось «Общество изящных искусств», проводившее работу по оформлению художественных выставок, основанию малых галерей, народных театров и т. п. В числе его членов были художники Б.М. Кустодиев, E.E. Лансере, С.К. Маковский, Н.К. Рерих и др. А также «Университетское общество», организованное для теоретической и практической разработки вопросов открытия негосударственных высших школ и частных университетов. Его активными участниками стали В.М. Бехтерев, В.Н. Верховский, И.М. Гревс, О.А. и А.А. Добиаш, А.С. Лаппо-Данилевский, Ф.Ю. Левинсон-Лессинг, П.Ф. Лесгафт, С.Ф. Ольденбург и др. Отыскание антропологических оснований преодоления детской дефективности и пресечения процесса «национального вырождения» привело к организации «Всероссийского общества образования и воспитания ненормальных детей». В 1901 г. образовались педологическая комиссия приват-доцента Г. Белкина и педологическая лаборатория А.П. Нечаева для изучения «детской природы», были открыты педологические курсы для всех желающих. В 1908 г. открыта Педагогическая академия. Ее выпускники разворачивали структуры общества на местах. Реализуя заявленные цели Лиги образования, члены правления развернули активную деятельность. Так, по инициативе Г.А. Фальборка был поднят вопрос об открытии сети публичных библиотек, создан «Союз взаимопомощи русских писателей». В разные годы Г.А. Фальборк выступал активным участником «Невского общества народных развлечений», сменил несколько направлений его работы, связанных с музейной, издательской деятельностью. Как отмечал Д.В. Шевченко, с 1910 по 1917 гг. он редактировал и издавал педагогический еженедельник «Школа и жизнь». Общими усилиями с В.И. Чарнолуским написал серьезную монографию «Народное образование в России», вышедшую в свет в Санкт-Петербурге в 1899 г., а также трехтомник «Настольная книга по народному образованию». Книги получили высокую оценку научно-педагогической общественности и практикующих педагогов. Их коллега и единомышленник Н.Н. Бекетов за пять лет работы в Лиге и других общественных организациях создал «Общество опытных наук» и открыл при нем доступную лабораторию (Шевченко). Известный педагог П.Ф. Каптерев, войдя в Учредительное собрание Лиги образования, показал себя талантливым организатором первых в России педагогических съездов. Так усилиями многих знакомых, а зачастую неизвестных научно-педагогическому сообществу специалистов создавалась сеть центральных органов Лиги образования, ее региональных отделений, выстраивалось вертикальное и горизонтальное их соподчинение, устанавливались каналы сотрудничества. Формированию цельного пространства реализации гражданских инициатив способствовало проведение педагогических съездов, формирование филиалов на местах, выработка и координация планов их участия в общероссийском движении, налаживание связей между регионами и центром, обмен идеями и опытом, межличностные контакты (Ценюга 2010: 21). Идейная эволюция взглядов участников движения носила напряженный характер, сопровождалась открытой полемикой и «стихийно» шла по разным направлениям, часто уклоняясь в сферу политических требований, не находя, впрочем, живого отклика у властей и обывателей. Так, состоявшийся 28-31 декабря 1908 г. 1-й общероссийский съезд потребовал от правительства снять ограничения на устройство просветительных обществ, проведение народных чтений и публичных лекций, постановку спектаклей народных театров. Для освещения и трансляции уже наработанного опыта предлагалось: начать издание собственного печатного органа взамен выходившей в 1907-1908 гг. и закрытой властями газеты «Жизнь и школа»; подготовить выпуск ежегодников и библиографических материалов по вопросам образования; приступить к организации областных, всероссийских и международных педагогических выставок и съездов; изыскать возможности создания справочно-педагогического бюро. На одном из заседаний делегаты рассмотрели и одобрили разработанный специальной комиссией проект школьного закона о введении всеобщего обучения и его финансовом обеспечении. Итоговый документ с внесенными поправками был представлен депутатам второй Государственной думы к рассмотрению, однако думское большинство его единогласно отклонило. Впрочем, как и ходатайство о прекращении преследований учителей по политическим мотивам, возвращении в школы тех, кто подвергся репрессиям. В первое десятилетие XX в. сложились благоприятные условия развития сети отделений Лиги образования вширь, от центра в губернии Российской империи и вглубь, от общего теоретизирования к решению насущных проблем, от просвещения людей к решению повседневных нужд «маленького человека». Новые отделения самоорганизовывались на правах автономии, с собственным уставом и членскими взносами. Это положение нашло отклик на местах. В 1906 г. отделения были открыты в Москве, Вильне, Саратове, в 1907 г. - в Красноярске, в 1908 г. - в Омске. К середине лета 1908 г. возникло 5 всероссийских и 17 провинциальных обществ. Центральное правление осуществляло функцию координатора. В Енисейской губернии, под впечатлением событий первой русской революции, заметно усиливается политизация местной интеллигенции. Возникают различные профессиональные, общественные и родительские организации широкого политического спектра. В их программах, вне зависимости от идейных установок, требования скорейшей модернизации системы школьного образования увязывались с необходимостью общей либерализации жизни. Этот факт десятилетие спустя был отмечен на Иркутском областном съезде представителей школ Восточной Сибири (11-23 июня 1917 г.) (МУ АГМ. Ф. 44. Оп. 1. Д. 302. Л. 14). Делегаты обнаружили в данном требовании педагогической общественности полное единодушие. В то же время на съезде обнаруживалось полное несовпадение взглядов на ряд явлений, порожденных революцией. Так, в выступлениях ряда делегатов, представителей педагогов, родительских комитетов и городской общественности отмечалось, что неожиданно для себя они обнаружили пропасть между идеалами отцов и духом детского сообщества. Большая часть учащихся гимназий и школ уже давно погрязли в трясину духовного оскудения, национализма и аморальности, а многие из них активно работают в различных политических партиях. Докладчиков встревожило и даже напугало, что именно молодежная «вольница» в событиях 1905 г. выступила причиной и отзвуком «страстей толпы», слепым орудием реализации «революционного экстремизма». В данной ситуации представлялось излишним только рассуждать о преднамеренном разрушении вековых нравственных традиций россиян и целенаправленном погружении молодежи в трясину аморальности, а страны в хаос. Необходимо было искать рецепт излечения от свалившихся напастей и того, кто может взвалить на себя столь неподъемную ношу. Идея нашла поддержку, прежде всего, у представителей неправительственных организаций, меценатов, связанных с благотворительностью, школьных учителей и, неожиданно, у местного чиновничества, возбудив всеобщий интерес к объединению усилий всех институтов государства, гражданского сообщества и частных инициатив в активной, созидательной и творческой деятельности на благо социального умиротворения. По мнению Л.Э. Мезит, особо активно в эту работу включились: «Синельниковское общество благотворителей и попечения сирот» в Красноярске; «Общество попечения бедных» в Минусинске; «Общество пособия бедным евреям» в Енисейске. С 1870-х гг. XIX в. по 1916 г. в городах и волостях губернии функционировало тридцать три очага реальной социальной заботы о нуждающихся (Мезит 2017: 169). После решения Министерства народного просвещения о введении всеобщего начального образования поле для реализации социальных инициатив расширилось. В то же время царское правительство всячески пыталось сдержать проявления гражданской энергии, направив ее в русло верноподданнической любви к порядку и чувству долга. Еще 28 мая 1905 г. Енисейский губернатор Н.А. Айгустов получил циркулярное предписание министра внутренних дел А.Г. Булыгина о предоставлении генерал-губернаторам, губернаторам и градоначальникам права самостоятельно, по своему усмотрению разрешать на вверенной им территории деятельность обществ, учрежденных с общеполезными целями. По утверждению В.В. Чернышева, к таковым были отнесены: общественные собрания и клубы; художественные общества и певческие, музыкально-драматические, фотографические кружки; общества трезвости; спортивные общества - автомобильные, гимнастические, шахматные; медицинские общества и общества содействия физическому воспитанию детей; общества покровительства животным и ветеринарные общества; библиотечные общества (Чернышев Общественная жизнь ...). Для регистрации коллективных инициатив и союзов граждан чиновники губернских и уездных учреждений Министерства внутренних дел (МВД) подготовили проект устава, который должен быть подписан учредителями в числе не менее 5 человек. На его основе делалось заключение о соответствии того или иного общества законодательству Российской империи. При этом сама процедура носила достаточно формальный характер. Так, 1 февраля 1907 г. ее успешно прошла Красноярская Лига образования, в уставе которой было четко прописано, что организация имеет целью поддержку становления и распространения школьного и внешкольного образования в губернии на основах, соответственных «вполне развитому демократическому строю общества». Прокурор Красноярского окружного суда в своем заключении отмечал, что таковое не могло иметь место в политическом строе России. К тому же, по сведениям губернского жандармского управления, один из учредителей Лиги врач Козлов привлекался к дознанию в 1903 г. по обвинению в государственном преступлении. Активными членами партии кадетов были: учитель И.П. Петров; чиновник Чеканинский; топограф Мазинг; помощник управляющего государственных имуществ В.Т. Волков; члены окружного суда П.С. Троицкий и В.Н. Скорняков. А канцелярский служащий переселенческого управления А.Ф. Сальстрем еще в 1907 г. входил в состав местного комитета партии социалистов-революционеров. В соответствии с уставом совет Красноярской Лиги образования избирался ежегодно на общем собрании его членов. Первым председателем был избран титулярный советник Иосиф Абрамович Ицын, членами правления - упомянутые выше учредители. Численность новой организации вскоре выросла до 200 человек. Ее отделения появились 3 июня 1907 г. в Ачинске, 7 июня в Канске, 19 декабря в одном из районов Красноярска. Ядро организации составляли активисты местной кадетской партии, которые вопреки уставу, официально напечатанному в газете «Сибирская жизнь», попытались предать деятельности политическую направленность. В своей работе они сочетала множество различных средств и приемов (ГАКК. Ф. 6. Оп. 1. Д. 30. Л. 5; Д. 38. Л. 2 об., 15; Д. 39. Л. 5, 6, 13; Д. 40. Л. 4, 12; Д. 41. Л. 15, 20 об.). При Лиге образования создавались различные комиссии, занимавшиеся: разработкой школьных программ; вопросами взаимоотношения семьи и школы; изучением постановки учебно-воспитательной работы в учебных заведениях; организацией Центральной педагогической библиотеки и передвижного Музея школьных пособий. Результатом их продуктивной работы явился весьма прогрессивный учебный план по основным предметам, принятый к исполнению на территории Восточной Сибири Иркутским областным съездом представителей школ Восточной Сибири (11-23 июня 1917 г.) (МУ АГМ. Ф. 44. Оп. 1. Д. 302. Л. 14). Коллективом мужской гимназии было разработано специальное досье, представляющее сведения о «социальном портрете» каждого ученика и позволяющее выработать адресные действия администрации, учителей и семьи при оказании помощи и коррекции поведения. Правление Красноярского отделения предприняло попытку слияния с «Обществом попечения о начальном образовании» (основано в 1884 г.). С этой целью собирались денежные взносы в его пользу. Енисейский театр давал спектакли. Силами актива устраивались любительские спектакли, гуляния за городом, в парках и на реке, публичные лекции, организовывались лотереи «Аллегри», пятачковые сборы и прочие мероприятия, дающие доход в казну. По утверждению Л.С. Чуруксаевой, полученные деньги расходовались на содержание учениц младших отделений I и II приходских училищ, хозяйственные нужды женского училища, выплату жалованья учительницам рукоделия. Из тех же средств беднейшим ученикам бесплатно раздавали обувь, теплую одежду и учебники (Чуруксаева Общество попечения ...). Идея объединения была отвергнута. Стремление членов Красноярского отдела Лиги образования осуществлять агитационно-пропагандистскую деятельность было обнаружено жандармскими управлениями в конце 1908 г. Ее целью выступало уже не просвещение народных масс, а воспитание агитаторов и пропагандистов, подготовка и организация революционных брожений. Следуя указаниям Департамента полиции, сибирская администрация приложила максимум усилий к недопущению открытия новых инициатив граждан, препятствовала любым проявлениям их активности: запрещалось проведение съездов, выставок, публичные чтений и т. д. В 1913 г. правительство волевым порядком изменило устав Лиги образования с целью ограничения ее деятельности и ослабления организующей роли. Началась агония движения, приведшая к прекращению его деятельности в 1917 г. Новая, неудачная попытка возрождения общественной инициативы в культурно-образовательной сфере была предпринята по инициативе Совета рабочих, солдатских, крестьянских депутатов Восточной Сибири в марте 1917 г. (ГАКК. Ф. Р-258. Оп. 1. Д. 3. Л. 14). Опыт был скоротечным и непродуктивным. Масштабность и быстрота политических и социокультурных перемен, происходивших в стране, не позволила данным организациям развернуть свою деятельность. После прихода к власти большевиков большая часть общественных организаций была просто распущена. Только в 2006 г., после 100-летнего перерыва в постсоветской России была возобновлена деятельность Лиги образования как общественного и педагогического движения. Инициатором этого выступило руководство Профсоюза работников народного образования и науки Российской Федерации и Ассоциации профсоюзов работников непроизводственной сферы. Президентом была избрана председатель и одновременно вице-президент этих организаций Галина Меркулова. Помимо представителей профсоюзной и педагогической общественности, деятелей науки и культуры в возрождении и развитии структурной сети Лиги образования оказались заинтересованы и предприниматели, и чиновники от образования. Как и в далеком прошлом, возрождаемое их общими усилиями движение берется за поддержание любых частных инициатив в сфере реконструкции отечественного образовании в рамках требований так называемого Болонского процесса и в условиях реализации либерального «реформаторского зуда» «птенцов Джорджа Сороса гнезда» в тогдашнем Министерстве образования и науки. Своим лозунгом она избрала три глагола: «объединять, исследовать и вдохновлять», взятых в единстве и взаимодействии. В члены Лиги вошли как общественные объединения, так и коммерческие структуры, известные деятели образования. Их активность направлена на глубокое познание достижений образовательных систем страны и мира; аккумулирование новых идей, подготовку инновационных предложений по совершенствованию институтов современного образования. При этом часто бездумно и механически, без глубокого анализа. Широкая дискуссия в периодической печати и научно-педагогических изданиях по актуальным проблемам отсутствует. Однако, благодаря сотрудничеству с ведущими научными учреждениями, вузами и школами-лидерами Лига стремится накапливать потенциал для аналитической деятельности, прогнозирования и моделирования личных заказов граждан на образование, пробует организовать оказание образовательных услуг населению. И, наконец, Лига стремится вдохновлять людей, от которых зависят выдающиеся изменения в образовании, лидеров общественного мнения, способных повлиять на изменение отношения к образованию (Лига образования ... ). Сегодня в Красноярском крае, да и в стране в целом, в условиях коренных изменений всех государственных институтов и становления гражданского общества, в отношении Лиги образования сложилась ситуация, во многом (но не во всем) схожая с положением дел в этой сфере рубежа XIX-XX вв., в связи с чем этот исторический опыт становится вновь востребованным. При этом в историко-педагогических исследованиях, теориях, содержании и методиках деятельности, организационных структурах современной Лииги образования присутствуют неоднозначные оценки опыта деятельности Лиги образования на общероссийском и региональном уровнях и перспектив ее развития. Между тем в нынешней России появились новые задачи, новые вызовы. В свете сказанного слепое копирование без четкого осознания и анализа видится контрпродуктивным. СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ ГАКК - Красноярское государственное казенное учреждение «Государственный архив Красноярского края» МУ АГМ - муниципальное учреждение «Архив г. Минусинска»

About the authors

I. N. Tsenyuga

Krasnoyarsk State Pedagogical University by V. P. Astafiev


Candidate of historical Sciences, Associate Professor, Head of Department of Russian History

S. N. Tsenyuga

Krasnoyarsk State Pedagogical University by V. P. Astafiev


Doctor of Pedagogical Sciences, Professor of the Department of Pedagogy

References

  1. I Всероссийский педологический съезд. Москва. 1927-28 гг. 1928. Москва; Ленинград: Наркомпрос РСФСР.
  2. Антология по истории педагогики в России (первая половина XX века): Учебное пособие для студ. педагогических учебных заведений. 2000 // Овчинников А. В., Беленчук Л. Н., Лыков С. В. (сост.). Москва: Академия.
  3. Арзамасцева Л. С. 1999. Российские академики - основатели Лиги образования и Педагогической академии // Тропп Э. А. (отв. ред.) Петербургская Академия наук в истории академий мира: Материалы международной конференции: к 275-летию Академии наук (28 июня-4 июля 1999 г.). Т. 3. Санкт-Петербург: [б.и.].
  4. Бердников Л. П. 1996. Вся красноярская власть: Очерки истории местного управления и самоуправления (1822-1916). Факты, события, люди. Красноярск: Красноярское книжное издательство.
  5. Бибикова В. В. 2011. Педагогические кадры в Приенисейском крае в 20-е годы XX века: Красноярск: Версо.
  6. Быконя Г. Ф., Федорова В. И., Безруких В. А. 2012. Иллюстрированная история Красноярья (XVI - начало XX века). Красноярск: Растр.
  7. ГАКК. Ф. 6. Оп. 1. Д. 5. Л. 28.
  8. ГАКК. Ф. 827. Оп. 1. Д. 269. Л. 16.
  9. ГАКК. Ф. 9. Оп. 1. Д. 5. Л. 28.
  10. ГАКК. Ф. Р-161. Оп. 1. Д. 2304. Л. 113.
  11. ГАКК. Ф. Р-258. Оп. 1. Д. 3. Л. 14.
  12. ГАКК. Ф. Р-6. Оп. 1. Д. 30. Л. 5.
  13. ГАКК. Ф. Р-6. Оп. 1. Д. 38. ЛЛ. 2 об, 15.
  14. ГАКК. Ф. Р-6. Оп. 1. Д. 39. ЛЛ. 5, 6, 13;
  15. ГАКК. Ф. Р-6. Оп. 1. Д. 40. ЛЛ. 4, 12;
  16. ГАКК. Ф. Р-6. Оп. 1. Д. 41. Л. 15, 20 об.
  17. ГАКК. Ф. Р-6. Оп. 1. Д. 42. Л. 16.
  18. ГАКК. Ф. Р-6. Оп. 1. Д. 47. Л. 7, 14 об, 22, 34.
  19. ГАКК. Ф. Р-6. Оп. 1. Д. 49. Л. 7об.
  20. ГАКК. Ф. Р-6. Оп. 1. Д. 74. Л. 5.
  21. Государство, общество, образование в контексте цивилизационного подхода. 2015. // Соломатина Т. Б. (гл. ред.). Чебоксары: ЦНС «Интерактив плюс».
  22. Ищенко О. В. 2008. Учащаяся молодежь Сибири в период первой российской революции 1905-1907 годов: характер протестных движений // Вестник Челябинского государственного университета 34, 148-160.
  23. Лига Образования 1910. // Ежегодник внешкольного образования. Чарнолуский В. И. (под ред.) Вып. 2. Москва: т-во И. Д. Сытина
  24. Лига образования. Официальный сайт // http://eleague.ru/ru/informatsiya/ (2018. 15 янв.).
  25. Лига Образования. 1907. // Ежегодник внешкольного образования. Чарнолуский В. И. (под ред.) Вып. 1. Москва: т-во И. Д. Сытина.
  26. Лига Образования. Первый общий очередной съезд 28-31 дек. 1908 г. Доклады правления. 1909. № 1-17. СПБ.
  27. Мезит Л. Э. 2017. Формирование институтов гражданского общества в начале ХХ в. (на материалах Енисейской губернии) // Genesis: исторические исследования 3, 167-171.
  28. Мешалкин П. Н. 1988. Красноярск: очерки истории города. Красноярск: Книжное издательство.
  29. МУ АГМ Ф. 44. Оп. 1. Д. 302. Л.14.
  30. Отчет о деятельности Лиги Образования за 1907-1908 г. 1909. Санкт-Петербург: Типография товарищества «Общественная польза».
  31. Попов Д. В. 2006. Культурно-просветительские организации и либерально-оппозиционное движение в Сибири в 1907-1914 гг. Омск: ОмГУ.
  32. Проект школьного закона с приложением примерного исчисления стоимости введения всеобщего образования в России: Принят Правлением Лиги Образования. 1908. Санкт-Петербург: Разум.
  33. Сабурова Т. А. 1995. К вопросу о духовных интересах омской интеллигенции на рубеже XIX - нач. XX вв. // Проблемы истории Сибири XIX - начала XX вв. Омск: Омский государственный педагогический университет.
  34. Тебиев Б. К. 1996. На рубеже веков: Правительственная политика в области образования и общественно-педагогическое движение в России конца XIX - начала XX в. Москва: Интеллект.
  35. Толочко А. П. 1989. Политические партии и борьба за массы в Сибири в годы нового революционного подъема (1910-1914 гг.). Томск: Изд-во Том. ун-та.
  36. Тыркова-Вильямс А. В. 1998. То, чего больше не будет: Воспоминания известной писательницы и общественной деятельницы А. В. Тырковой-Вильямс (1869-1962) // Тевекелян Д. (гл. ред.) / Предисл. В. Шелохаева / Коммент. В. Шелохаева, С. Шелохаева. М.: Слово/SLOVO. (Русские мемуары)
  37. Федорова В. И. 2015. Школа - учитель - общество. Из истории народного образования Енисейской губернии XIX - начала ХХ в. Красноярск: Красноярский государственный педагогический университет им. В.П. Астафьева.
  38. Харусь О.А. 1996. Либерализм в Сибири начала XX в. Идеология и политика. Москва: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН).
  39. Ценюга С. Н. 2010. Становление и развитие теории и практики педологической работы в народном образовании Приенисейского края второй половины XIX-первой трети XX вв.: Автореф. дис. … д-ра пед. наук. Красноярск.
  40. Ценюга С.Н. 2012. Педологическая работа в народном образовании Приенисейского края. Конец XIX-первая треть XX вв. Саарбрюккен: Palmarium Academic Publishing.
  41. Чернышев В. В. Общественная жизнь Красноярска после первой русской революции. По документам КГКУ «Государственный архив Красноярского края» // http://xn----7sbbimrdkb3alvdfgd8eufwc.xn--p1ai/gosudarstvennyi-arkh/users/articles/561 (2018. 15 янв.)
  42. Чуруксаева Л. С. Общество попечения о начальном образовании в Енисейске // http://xn----7sbbimrdkb3alvdfgd8eufwc.xn--p1ai/articles/stati_arhivistov/591 (2018. 15 янв.)
  43. Шевченко Д. В. Вне политики. В ногу с прогрессом. Лига образования // http://yandex.ru/clck/jsredir?from=yandex.ru%3Bsearch%2F%3Bweb%3B%3B&text=&etext=1527 (2018. 15 янв.)
  44. Шелохаев В. В. 1994. Либералы и массы (1907-1914 гг.) // Вопросы истории 12, 46-63.
  45. Шилов А. И. 2011. Очерки истории образования Восточной Сибири в конце XIX начале XX вв. Красноярск: Государственный педагогический университет им. В.П.Астафьева.

Statistics

Views

Abstract - 0

Article Metrics

Metrics Loading ...

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies