Didrogesteron influence on the pregnancy course and outcomes in patients with habitual miscarriage


Cite item

Full Text

Abstract

To determine the effect of dydrogesterone on the course and outcome of pregnancy in patients with recurrent pregnancy loss a prospective cohort study was conducted. It involved 702 women, divided into three groups according to their anamneses and I trimester therapy. The research showed that dydogesterone use in the first pregnancy trimester in habitual miscarriage patients minimizes the risk of miscarriage to 51,9% (RR 0,48; 95% CR 0,18–0,47; p=0,002), preeclampsia development risk 36,7% (RR 0,63; 95% CR 0,25–0,35; p=0,048).

Full Text

Введение Невынашивание беременности – самопроизвольное прерывание беременности в сроки от зачатия до 37 нед. Са- мопроизвольный аборт относят к основным видам акушер- ской патологии – им завершаются от 15 до 20% всех желан- ных беременностей [1]. Частота привычного невынашива- ния беременности (ПНБ – самопроизвольное прерывание беременности 2 и более раза подряд) в популяции состав- ляет 2–5% от числа всех беременностей [2–4]. Наиболее ча- сто используемым методом профилактики и лечения невы- нашивания являются прогестагены – производные проге- стерона [5–7]. В России с 1991 г. широко используется дид- рогестерон. Несмотря на то что международный [8–13] и российский [14–17] опыт использования дидрогестерона в практике акушера-гинеколога насчитывает более 50 лет, научный интерес к нему не ослабевает. Так, за последние 5 лет в системе PubMed Национальной медицинской биб- лиотеки США (www.pubmed.com) было опубликовано около 120 абстрактов и полнотекстовых статей с результа- тами научных работ по изучению данного гестагена. Нами накоплен 10-летний опыт применения дидрогестерона в группе женщин с ПНБ, результаты которого представлены в данной работе. Цель исследования – проанализировать особенности течения и исходы беременностей у пациенток с ПНБ на фоне терапии дидрогестероном в I триместре гестации. Материалы и методы Проведено проспективное когортное исследование, включающее 702 женщины, которые в зависимости от анамнеза и проводимой терапии в I триместре были разде- лены на 3 группы: 1-ю (основную) составили 327 (46,6%) пациенток с ПНБ, получающих терапию дидрогестероном в дозе 20–40 мг (в зависимости от клинической ситуации) с факта установления беременности до 16 нед гестации; 2-ю (группа сравнения) составили 147 (20,9%) пациенток также с ПНБ, которые по тем или иным причинам от приема ге- стагенов отказались; 3-ю (контрольную) группу составили 228 (32,5%) беременных женщин без отягощенного аку- шерского анамнеза, у которых показаний для назначения гестагенов не было. Беременные всех групп с целью про- филактики врожденных пороков развития плода получали фолаты в суточной дозе 400–1000 мкг. Фармакотерапия до 12 нед беременности в исследуемой выборке ограничива- лась представленными препаратами. Критерии включения: спонтанная одноплодная ма- точная беременность, диспансерное наблюдение с 5–6 нед, наличие сердцебиения плода по данным ультразвукового исследования, согласие беременной на обследование в течение всего периода гестации. Критерии исключения: беременность, наступившая в программах вспомогательных репродуктивных техноло- гий, многоплодная беременность, отсутствие сердцебие- ния плода, аномалии развития половых органов, наличие тяжелой экстрагенитальной патологии. Методы исследования: клинико-анамнестические, лабо- раторные, инструментальные, включая сонодопплерогра- фические. Для постановки диагноза и оценки тяжести пре- эклампсии использовали терминологию Международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10). Исследования соответствовали этическим стандартам, разработанным согласно Хельсинкской декларации Все- мирной медицинской ассоциации «Этические принципы проведения научных медицинских исследований с уча- стием человека» и Правилам клинической практики в Рос- сийской Федерации, утвержденным приказом Минздрава России от 19.06.2003 №266. Все пациенты, участвовавшие в исследовании, дали информированное согласие на участие в нем. Процедуры статистического анализа выполнялись с по- мощью статистических пакетов Statistica 6.0 и SPSS-20 для Windows. Критическое значение уровня статистической НЕВЫНАШИВАНИЕ БЕРЕМЕННОСТИ таблица 1. исходы беременностей в зависимости от терапии, проводимой в I триместре беременности исходы беременностей основная группа (n=327) Группа сравнения (n=147) Группа контроля (n=228) абс. % абс. % абс. % Всего случаев недонашивания беременности 31 6,1 30 20,4* 7 3,1 В том числе: самопроизвольные выкидыши до 12 нед 7 2,2 15 10,2* 1 0,4 преждевременные роды 13 4,0 15 10,2* 6 2,6 Преэклампсия 38 12,0 27 20,5* 21 9,3 Задержка роста плода 1-й степени 41 12,5 25 17,0 16 7,0 *Здесь и в табл. 2: p<0,05 по сравнению с основной и контрольной группами. таблица 2. структура преэклампсии в группах сравнения Патологические состояния согласно классификации мКб-10 основная группа (n=327) Группа сравнения (n=147) Контрольная группа (n=228) абс. % абс. % абс. % Преэклампсия всего (О13, О14.0, О14.1) 38 12,0 27 20,5* 21 9,3 В том числе: легкая преэклампсия (О13) 27 8,5 11 8,3 17 7,5 преэклампсия средней тяжести (О14.0) 7 2,2 9 6,8* 3 1,3 тяжелая преэклампсия (О14.1) 4 1,3 7 5,3* 1 0,4 значимости принималось равным 0,05. Исследование взаи- мосвязи между парами дискретных качественных призна- ков проводилось с использованием анализа парных таблиц сопряженности и критерия c2. Относительный риск (ОР) определяется как отношение вероятностей наступления событий в одной группе к аналогичной вероятности в дру- гой. Для демонстрации силы связи вычисляли 95% довери- тельный интервал (ДИ) для ОР методом Клоппера–Пир- сона. Если ДИ для ОР включал 1,0, то анализируемый риск не имел статистической значимости. Для определения сни- жения ОР (СОР) развития определенного исхода в группах сравнения использовали показатель СОР: СОР=1-ОР [17]. Результаты Возраст беременных в анализируемых группах варьировал от 24 до 35 лет: 30,2±4,2, 30,8±3,8 и 28,5±4,3 года соот- ветственно – и не имел достоверных различий (p>0,05). Соматический статус был идентичен во всех сравниваемых группах. Заболевания сердечно-сосудистой системы опре- деляли в основной группе у 67,6% беременных, в группе сравнения – у 66,7% и контрольной группе – 69,7% наблю- дений (p>0,05). Патология воспалительного генеза (хрони- ческие бронхиты, тонзиллиты, пиелонефриты) определена у 33,9, 34,0 и 33,8% соответственно (p>0,05). Число пациен- ток с заболеваниями желудочно-кишечного тракта (хрони- ческие гастриты, холециститы), щитовидной железы также было сопоставимо во всех группах сравнения. Пациенток с тяжелой экстрагенитальной патологией в изучаемой вы- борке не было. Спектр гинекологической патологии в сравниваемых группах был одинаков, различалась частота отдельных но- зологий. В частности, число хронических эндометритов в основной группе и группе сравнения было идентично – 46,5 и 48,3% соответственно и достоверно больше, чем в группе контроля – 9,6% (p<0,001). Среднее количество бе- ременностей в основной группе составило 3,3±0,9, в группе сравнения – 3,4±0,9, группе контроля – 3,1±0,4 (p>0,05). Среднее количество репродуктивных потерь на одну паци- ентку в 1 и 2-й группах было сопоставимо и составило 2,6±0,5 и 2,5±0,4 (p>0,05), в 3-й группе было достоверно выше число медицинских абортов (в основной – 0,2±0,01, группе сравнения – 0,2±0,01, группе контроля – 1,4±0,6; p<0,05). Анализ течения настоящего гестационного процесса вы- явил существенные отличия в группах сравнения. Клиниче- ская картина перманентной угрозы прерывания в I триме- стре у женщин 2-й группы была выявлена в 65,9% случаев, что достоверно больше, чем у пациенток 1 и 3-й групп: 29,1% (p<0,001) и 10,1% (p<0,001) соответственно. Кровомазанье и ретрохориальные гематомы у пациенток группы сравнения регистрировались также достоверно чаще: 13,8–30,6–1,8% и 7,0–15,6–1,8% соответственно (p<0,001). Угрозу прерывания беременности и кровомазанье у паци- енток основной группы купировали увеличением дозы дидрогестерона с 20 до 40 мг/сут на протяжении 5–7 дней, впоследствии снижая дозу до исходной. Женщинам групп сравнения и контроля рекомендовали постельный режим и сексуальный покой. Во всех группах имело место недонашивание беремен- ности, которое у женщин в группе сравнения зарегистри- ровано достоверно чаще (табл. 1). При использовании дид- рогестерона у пациенток с ПНБ по сравнению с группой сравнения риск самопроизвольного выкидыша снизился на 51,6% (ОР 0,48; 95% ДИ 0,18–0,46; p=0,047), риск преждевременных родов – на 52,2% (ОР=0,47; 95%ДИ 0,19–0,45; p=0,04). Несмотря на проводимую терапию, удельный вес самопроизвольных выкидышей в основной группе был до- стоверно больше, чем в группе контроля, – 4,3% против 0,4% (p=0,006). Удельный вес преждевременных родов в ос- новной и контрольной группе не имел статистической раз- ницы 5,2 и 2,6% (p=0,14). Следует отметить, что все прежде- временные роды были при сроке 34–36 нед гестации. Сум- марно риск недонашивания беременности у пациенток с ПНБ на фоне приема дидрогестерона снизился на 51,9% (ОР 0,48; 95% ДИ 0,18–0,47; p=0,002). Риск развития преэклампсии в основной группе был ниже, чем в группе сравнения, на 36,7% (ОР 0,63; 95% ДИ 0,25–0,35; p=0,048). Частота развития преэклампсии в ос- новной и контрольной группах была сопоставима, состав- ляя 12,0 и 9,3% соответственно (p=0,37). В этих группах были отмечены также преимущественно легкие формы преэклампсии (О13), при этом в группе сравнения пре- обладали средняя и тяжелая (О14.0 и О14.1); табл. 2. Дети женщин, принимавших дидрогестерон, рождались с большей массой тела: 3558±416 против 3237±518 в группе сравнения и 3412±455 – в группе контроля, у них реже на- блюдали задержку роста плода 12,5–17,0–7,0% (1, 2 и 3-я группы соответственно) – различия были статистиче- ски недостоверными (p>0,05). Новорожденных с врожден- ными пороками развития в нашем исследовании не было. Обсуждение и выводы Проведенное нами исследование показало протективное действие дидрогестерона на течение гестационного про- цесса. Достоверное снижение числа осложнений беремен- ности (самопроизвольные выкидыши, преждевременные роды и преэклампсия) в группе пациенток с ПНБ на фоне приема дидрогестерона оправдывает профилактическое назначение данного гестагена с факта наступления бере- менности. Использование дидрогесторона в I триместре у пациен- ток с ПНБ снижает риск недонашивания беременности на 51,9% (ОР 0,48; 95% ДИ 0,18–0,47; p=0,002), риск развития преэклампсии – на 36,7% (ОР 0,63; 95% ДИ 0,25–0,35; p=0,048), в основном за счет ее среднетяжелых форм.
×

About the authors

M G Nikolaeva

Email: nikolmg@yandex.ru

References

  1. Сидельникова В.М. Невынашивание беременности – современный взгляд. Доктор РУ. 2009; 6 (50): 42–6.
  2. Беспалова О.Н. Генетика невынашивания беременности. Журн. акушерства и женских болезней. 2007; LVI. Вып. 1: 81–95.
  3. Yan J, Saravelos S.H, Ma N et al. Consecutive repeat miscarriages are likely to occur in the same gestational period. Reprod Biomed Online 2012; 24 (6): 634–8.
  4. Pfeifer S, Goldberg J, Lobo R et al. Definitions of infertility and recurrent pregnancy loss: a committee opinion. Fertil Steril 2013; 99 (1): 63.
  5. Сидельникова В.М. Подготовка и ведение беременности у женщин с привычным невынашиванием. Метод. пособия и клин. протоколы. 3-е изд. М.: МЕДпресс - информ, 2013.
  6. Тетелютина Ф.К., Бушмелева Н.Н., Уракова Н.А. и др. Современные подходы к лекарственной терапии при невынашивании беременности. Мед. альманах. 2010; 4 (13): 88–92.
  7. Schindler A.E, Campagnoli C, Druckmann R et al. Classification and pharmacology of progestins. Maturitas 2008; 61: 171–80.
  8. Hudić I, Szekeres-Bartho J, Fatušić Z et al. Dydrogesterone supplementation in women with threatened preterm delivery – the impact on cytokine profile, hormone profile, and progesterone - induced blocking factor. Reprod J Immunol 2011; 92 (1–2): 103–7.
  9. Queisser-Luft A. Dydrogesterone use during pregnancy: overview of birth defects reported since 1977. Early Hum Dev 2009; 85 (6): 375–7.
  10. Seeger H, Mueck A.O. Effects of dydrogesterone on the vascular system. Gynecol Endocrinol 2007; 23: 2–8.
  11. Queisser-Luft A. Dydrogesterone use during pregnancy; overview of birth defects reported since 1977. Early Hum Dev 2009; 85: 375–7.
  12. Carp H. A systematic review of dydrogesterone for the treatment of threatened miscarriage. Gynecol Endocrinol 2012; 28 (12): 983–90.
  13. Gruber C.J, Johannes C. Huber The role of dydrogesterone in recurrent (habitual) abortion Journal of Steroid. Biochemistry Molecular Biology 2005; 97: 426–30.
  14. Гуменюк Е.Г., Власова Е.А., Кармакова Т.Л. Акушерские и перинатальные исходы у женщин, получавших Дюфастон во время беременности. Гинекология. 2008; 10 (4): 67–71.
  15. Репина М.А. Дидрогестерон – прогестаген успешной беременности. Гинекология. 2011; 13 (2): 4–9.
  16. Сухих Г.Т., Торшин И.Ю., Громова О.А. и др. Молекулярные механизмы дидрогестерона (Дюфастон). Исследование селективности взаимодействия дидрогестерона с прогестероновыми рецепторами методами молекулярной механики. Проблемы репродукции. 2010; 1: 3–9.
  17. Заключение Правления Российского общества акушеров - гинекологов по обсуждению проблемы применения дидрогестерона при беременности. М., 2010.
  18. Трухачева Н.В., Пупырев Н.П. Практическое руководство по статистической обработке экспериментальных данных. Барнаул, 2010.

Copyright (c) 2013 Nikolaeva M.G.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies