Preparing for childbirth in HPV-compromised women

Cover Page

Abstract


Today, human papillomavirus (HPV) is one of the most prevalent sexually transmitted infections. However, this way of transmission is not the only one. Newborns can get an infection at birth from an HPV-positive mother. Some data suggest that up to 79% of day-old children can be infected during childbirth. Not always polymerase chain reaction test for HPV in a child will be positive immediately after childbirth, since the incubation period can last up to 10 years. Studies shows correlation between the mother’s HPV status during pregnancy and postpartum period and the child’s risk for HPV infection. The standard therapy for HPV cannot be given to pregnant women. For them, there are alternative therapies, in particular, topical glycyrrhizic acid-containing drugs. This substance has long been known for its antiviral properties and can be safely used both during pregnancy and lactation. Our own observations of a small sample of 26 patients and 27 children over a period of 1.5 years show that the use of a glycyrrhetinic acid-containing drug a week before the expected childbirth helps prevent transmission of the virus to offspring. Also, the use of the drug after destructive therapies for vaginal papillomatosis allows to prevent rapid relapse of infection. These findings require further research. However, it can certainly be argued that patients with a history of HPV-positive status should be regularly examined, despite the fact that the effect of glycyrrhizic acid therapy persists for a long period of time.


Full Text

Вирус папилломы человека (ВПЧ) – одна из самых распространенных вирусных инфекций, передаваемых половым путем (ИППП), среди мужчин и женщин во всем мире [1]. Сообщается о существовании более 180 генотипов ВПЧ [2]. В зависимости от онкогенного потенциала ВПЧ можно разделить на две разные группы: ВПЧ высокого риска (ВПЧ-ВР) и ВПЧ низкого риска. Обычно ВПЧ-ВР включает ВПЧ-16, ВПЧ-18, ВПЧ-31, ВПЧ-33, ВПЧ-35, ВПЧ-39, ВПЧ-45, ВПЧ-51, ВПЧ-52, ВПЧ-56, ВПЧ-58, ВПЧ-59, ВПЧ-66 и ВПЧ-68 [3]. Хорошо известно, что инфекции ВПЧ-ВР могут приводить к раку шейки матки. Более того, недавние данные показали, что инфекция ВПЧ связана с риском колоректального рака, рака головы и ротоглотки [4–6].

Как и многие другие ИППП, ВПЧ может передаваться не только при половом контакте. Множество данных свидетельствует о том, что новорожденные подвергаются воздействию ВПЧ в перинатальном периоде и могут заразиться инфекцией. Вертикальная передача ВПЧ (перинатальная инфекция) впервые была зарегистрирована в 1956 г. в случае ювенильного папилломатоза гортани [7]. Подтверждение перинатальной передачи инфекции на различных слизистых оболочках (генитальных, оральных) было получено в нескольких исследованиях, хотя точный способ передачи не совсем понятен. В других небольших исследованиях сообщалось о широко варьирующихся показателях инфицирования новорожденных с оценками от 4 до 79% среди суточных детей, рожденных от матерей с положительным результатом теста на ВПЧ во время беременности [8–12].

В большинстве случаев вертикальная передача может происходить во время родов при прямом контакте плода с инфицированными клетками матери во время родов через естественные родовые пути или при кесаревом сечении после раннего разрыва мембраны [13, 14]. Факторы риска перинатальной передачи недостаточно изучены. Следующие факторы были связаны с передачей: вирусная нагрузка [15], клинические проявления папилломавирусной инфекции на половых органах матери [16] и инфекция ВПЧ у матери с множественными генотипами [9, 12].

Важно отметить, что ВПЧ может не обнаруживаться у младенца сразу после родов. С этой точки зрения представляет интерес испанское исследование, включавшее 143 женщин, из которых у 66 (46,2%) получен положительный результат на ДНК ВПЧ во время беременности. За исключением нетипированных инфекций, наиболее часто обнаруживаемым типом был ВПЧ-16 отдельно (25,8%) или в сочетании с другими типами (10,6%), за ним следовали ВПЧ-6/11 (15,2%), ВПЧ-31 отдельно или с другими типами (9,1%), ВПЧ-18 (6,1%), ВПЧ-33 отдельно или с другими типами (3%) и ВПЧ-39 (1,5%). Доля нетипированных инфекций (ВПЧ-X) составила 28,8% [8].

При 418 посещениях младенцев и среднем сроке наблюдения 14 мес общая распространенность ВПЧ у младенцев при любом посещении составляла 18,2%. Наиболее часто обнаруживаемыми типами у младенцев после исключения нетипированных инфекций были ВПЧ-16, за ним следуют ВПЧ-6/11, ВПЧ-18 и ВПЧ-31. Положительный результат на ВПЧ у младенцев не был связан с местом забора образца: 51,6% против 48,4% образцов из полости рта и гениталий были положительными на ДНК ВПЧ соответственно. Соответствие статуса ВПЧ между оральными и генитальными образцами составило 93%. Из 26 младенцев, у которых был обнаружен ВПЧ-положительный результат на любом этапе последующего наблюдения, достоверный результат полимеразной цепной реакции (ПЦР) как в оральной, так и в генитальной областях был получен в 26 парах. В 24 из этих орально-генитальных пар статус ВПЧ был дискордантным, в одной паре обнаруженные типы были согласованы для ВПЧ-11, а в другой паре типы не согласовывались [8].

Ни одна из клинических, акушерских и связанных с половым поведением характеристик матери не была связана с обнаружением ВПЧ у детей. Единственными детерминантами, связанными с обнаружением ДНК ВПЧ у потомства, были статус матери по ВПЧ во время послеродового визита и, наоборот, использование матерью гормональных контрацептивов в прошлом. Таким образом, при 6-недельном послеродовом посещении дети матерей, которые были ВПЧ-положительными при послеродовом посещении, имели примерно в 5 раз больше шансов получить положительный результат теста на ВПЧ, чем дети соответствующих ВПЧ-отрицательных матерей (27,3% против 7,2% соответственно). Матери с положительным результатом теста на ВПЧ как во время посещения беременности, так и во время послеродового визита в 2 раза чаще, чем матери с отрицательным результатом теста на обоих визитах, имели ВПЧ-положительных детей в любой момент во время наблюдения (29,2% против 15,4%). Однако повышенный риск не достиг статистической значимости [8].

Терапия клинических проявлений ВПЧ-инфекции предполагает хирургические методы, такие как хирургическое и лазерное удаление, криотерапию, электрокоагуляцию и/или лечение системными или топическими препаратами. Однако зачастую подобные методы терапии противопоказаны в период беременности. Альтернативой стандартному лечению служат топические препараты, содержащие глицирризиновую кислоту (ГК). ГК – сапонин корня солодки. ГК имеет очень долгую историю использования. Она была известна с древних времен в Китае, Египте, Японии. Солодка широко используется в традиционной китайской и японской медицине. В течение последних 50 лет биологическая и терапевтическая активность ГК интенсивно исследовалась в Азии и Европе [17]. Есть ряд данных о противовирусной активности ГК в отношении различных вирусов. Несмотря на обилие исследований активности ГК в отношении различных несвязанных ДНК- и РНК-вирусов, механизм ее противовирусного действия остается неизученным. В зависимости от вируса действие ГК может происходить на разных стадиях жизненного цикла вируса, т.е. ГК может блокировать синтез вирусных РНК или селективно блокировать проникновение вируса в клетку или же предотвращать распространение вируса, ингибируя высвобождение вирусных частиц из инфицированной клетки. Обобщая результаты множества исследований, можно предполагать, что ключевой особенностью ГК, ответственной за ее противовирусную активность, может быть способность модифицировать клеточные мембраны [17].

Как показывают зарубежные данные, применение ГК у беременных с ВПЧ-инфекцией демонстрирует высокую эффективность препарата. Так, у 80% пациенток внешние проявления вируса полностью разрешились после 3 нед применения препарата ГК, у 20% проявления значительно сократились [18].

Под нашим наблюдением находились 26 пациенток с положительной ПЦР на ВПЧ, вирус был обнаружен на сроке 30–34 нед. У 11 пациенток наблюдался папилломатоз влагалища. Согласно клиническим рекомендациям по ведению больных с аногенитальными (венерическими) бородавками деструктивные методы терапии можно применять у беременных до 36-й недели при участии акушера-гинеколога [19]. Однако мы придерживаемся мнения, что деструктивные методы терапии на поздних сроках беременности могут вызвать преждевременные роды. Таким образом, нами отдавалось предпочтение топическим средствам лечения. Всем пациенткам за неделю до предполагаемых родов назначался активированной ГК Эпиген Интим в форме спрея 3 раза в сутки. У 25 детей, рожденных от 25 пациенток (естественные роды), в 1-е сутки после родоразрешения были взяты образцы для анализа на ВПЧ-инфекцию методом ПЦР. Результат ПЦР как в оральной, так и в генитальной областях у всех детей был отрицательным. При последующих наблюдениях в течение полутора лет также не было выявлено наличие ВПЧ. Одной пациентке было показано кесарево сечение ввиду многоплодной беременности. После родоразрешения и в течение всего срока наблюдения результаты ПЦР у двоих детей также были отрицательные. Одиннадцати пациенткам с папилломатозом влагалища после родов была проведена деструкция папиллом с последующим применением спрея Эпиген Интим. В течение полуторагодового периода наблюдения у данных пациенток не наблюдалось рецидива клинических проявлений ВПЧ-инфекции. У 15 пациенток без видимых проявлений ВПЧ после родов результат ПЦР был отрицательный. У 6 из них через 4 мес после родов потребовалось повторное назначение спрея Эпиген Интим ввиду положительных результатов анализов на ВПЧ. Видимые клинические проявления инфекции отсутствовали, при ПЦР обнаруживались штаммы ВПЧ, выявленные при первичном диагностировании. Полученные положительные результаты требуют дальнейшего изучения и наблюдения за рожденными детьми, поскольку инкубационный период ВПЧ может достигать до 10 лет.

Заключение

Данные литературы и собственные наблюдения свидетельствуют о высоком риске передачи ВПЧ-инфекции от ВПЧ-положительных матерей ребенку во время родов. К сожалению, стандартные методы терапии ВПЧ у беременных женщин, особенно на поздних сроках, могут способствовать преждевременным родам. Топический препарат активированной ГК служит эффективным методом терапии ВПЧ у женщин и профилактикой передачи вируса ребенку. Эффект от терапии активированной ГК сохраняется достаточно длительный период, однако женщины с ВПЧ в анамнезе должны проходить регулярное обследование и повторные курсы профилактического и лечебного применения препарата активированной ГК при наличии показаний.

About the authors

Luiza R. Sakaniia

Moscow Scientific and Practical Center of Dermatovenerology and Cosmetology

Author for correspondence.
Email: sakania.luiz@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0003-2027-5987

Russian Federation, Moscow

dermatologist

Asida A. Gurguliia

Vorokhobov City Clinical Hospital №67

Email: sakania.luiz@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0003-2027-5987

Russian Federation, Moscow

Head prenatal diagnosis

Irina M. Korsunskaia

Center for Theoretical Problems of Physicochemical Pharmacology

Email: marykor@bk.ru
ORCID iD: 0000-0002-6583-0318

Russian Federation, 4, Kosigina street, Moscow, 119991

D. Sci. (Med.), Prof.

References

  1. Bosch FX, Broker TR, Forman D et al; authors of ICO Monograph Comprehensive Control of HPV Infections and Related Diseases Vaccine Volume. Comprehensive control of human papillomavirus infections and related diseases. Vaccine 2013; 31(Suppl. 7): H1–H31.
  2. Bernard HU, Burk RD, Chen Z et al. Classification of papillomaviruses (PVs) based on 189 PV types and proposal of taxonomic amendments. Virology 2010; 401: 70–9.
  3. Schiffman M, Clifford G, Buonaguro FM. Classification of weakly carcinogenic human papillomavirus types: addressing the limits of epidemiology at the borderline. Infect Agent Cancer 2009; 4: 8.
  4. Damin DC, Ziegelmann PK, Damin AP. Human papillomavirus infection and colorectal cancer risk: a meta-analysis. Colorectal Dis 2013; 15: e420–e428.
  5. Shaikh MH, McMillan NA, Johnson NW. HPV-associated head and neck cancers in the Asia Pacific: a critical literature review & meta-analysis. Cancer Epidemiol 2015; 39: 923–38.
  6. Климов Е.А., Соболев В.В., Соловьев А.М. и др. Белки и микроРНК, участвующие в папилломавирусной инфекции. Вестн. РУДН. 2018; 22 (1): 43–9. doi: 10.22363/2313-0245-2018-22-1-43-49 [Klimov E.A., Sobolev V.V., Solov’ev A.M. et al Belki i mikroRNK, uchastvuiushchie v papillomavirusnoi infektsii. Vestn. RUDN. 2018; 22 (1): 43–9. doi: 10.22363/2313-0245-2018-22-1-43-49 (in Russian).]
  7. Hajek EF. Contribution to the etiology of laryngeal papilloma in children. J Laryngol Otol 1956; 70 (3): 166–8.
  8. Castellsagué X, Drudis T, Cañadas MP et al. Human papillomavirus (HPV) infection in pregnant women and mother-to-child transmission of genital HPV genotypes: a prospective study in Spain. BMC Infect Dis 2009; 9: 74.
  9. Park H, Lee SW, Lee IH et al. Rate of vertical transmission of human papillomavirus from mothers to infants: relationship between infection rate and mode of delivery. Virol J 2012; 9: 80.
  10. Koskimaa HM, Waterboer T, Pawlita M et al. Human papillomavirus genotypes present in the oral mucosa of newborns and their concordance with maternal cervical human papillomavirus genotypes. J Pediatr 2012; 160 (5): 837–43.
  11. Lee SM, Park JS, Norwitz ER et al. Risk of vertical transmission of human papillomavirus throughout pregnancy: a prospective study. PLoS One 2013; 8 (6): e66368.
  12. Hahn HS, Kee MK, Kim HJ et al. Distribution of maternal and infant human papillomavirus: risk factors associated with vertical transmission. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol 2013; 169 (2): 202–6.
  13. Syrjänen S. Current concepts on human papillomavirus infections in children. APMIS 2010; 118 (6–7): 494–509.
  14. Lacour DE, Trimble C. Human papillomavirus in infants: transmission, prevalence, and persistence. J Pediatr Adolesc Gynecol 2012; 25 (2): 93–7.
  15. Kaye JN, Cason J, Pakarian FB et al. Viral load as a determinant for transmission of human papillomavirus type 16 from mother to child. J Med Virol 1994; 44 (4): 415–21.
  16. Rodier C, Lapointe A, Coutlée F et al. Juvenile respiratory papillomatosis: risk factors for severity. J Med Virol 2013; 85 (8): 1447–58.
  17. Selyutina OY, Polyakov NE. Glycyrrhizic acid as a multifunctional drug carrier – From physicochemical properties to biomedical applications: A modern insight on the ancient drug. Int J Pharm 2019; 559: 271–9. doi: 10.1016/j.ijpharm.2019.01.047
  18. Nikolova N, Kolev N, Bakardzhiev I. Glycyrrhizinic acid – an alternative treatment of anogenital warts during pregnancy. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol 2016; e86. doi: 10.1016/j.ejogrb.2016.07.232
  19. Федеральные клинические рекомендации по ведению больных аногенитальными (венерическими) бородавками. Под ред. Ю.Н. Перламутрова и др. М., 2013. [Federal clinical guidelines for the management of patients with anogenital (venereal) warts. Ed. Yu.N. Perlamutrov et al. Moscow, 2013 (in Russian).]

Statistics

Views

Abstract - 22

PDF (Russian) - 3

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies