Vliyanie preparata «Kurantil» na sostoyanie vnutriplatsentarnogo krovotoka


Cite item

Full Text

Abstract

Плацентарная недостаточность (ПН) является одной из важнейших проблем современной перинатологии и акушерства, обусловливая высокий уровень абдоми нального родоразрешения, перинатальной смертности и младенческой заболеваемости. Частота ПН достаточно велика и варьирует от 3–4 до 46%, перинатальная смертность – от 24,2 до 177,4%, а заболеваемость достигает 700%. Ведущую роль в развитии и прогрессировании ПН играют нарушения маточно-плацентарной и плодово-плацентарной гемодинамики, проявляющиеся, в свою очередь, нарушениями состояния роста и развития плода, в основе которых лежат нарушения транспортной, трофической, эндокринной и метаболической функций плаценты. Исходя из основных звеньев патогенеза ПН, основными направлениями для предупреждения ее развития и лечения являются воздействия, направленные на улучшение маточно-плацентарного кровообращения и микроциркуляции, нормализацию газообмена в системе мать–плацента–плод, улучшение метаболической функции плаценты, функции гормон-продуцирующих систем фетоплацентарного комплекса (ФПК) и ликвидацию гормонального дисбаланса в системе мать–плод.К числу лекарственных средств, оказывающих воздействие на микроциркуляцию, относится Курантил (действующее вещество – дипиридамол), который оказывает "мягкий" и "управляемый" антиагрегантный эффект и не вызывает геморрагических осложнений. Он является не только антиагрегантом, но и ангиопротектором, значительно улучшает микроциркуляцию путем снижения тонуса артериол, уменьшения адгезии и агрегации тромбоцитов, деформируемости эритроцитов, способствует развитию коллатералей. Кроме того, Курантил является одним из немногих антиагрегантов, допустимых к использованию на малых сроках беременности.Целью нашей работы явилась оценка эффективности терапии препарата Курантила при помощи 3D-исследования маточно-плацентарного кровотока у беременных с плацентарной недостаточностью.проведенные нами исследования показали, что препарат Курантил оказывает положительный эффект на маточно-плацентарный кровоток, что еще раз подтверждает возможность его успешного использования в терапии плацентарной недостаточности. Приведенные данные позволяют предположить, что эффективность использования Курантила в виде монотерапии зависит от дозы препарата и значимые изменения в системе гемостаза и плацентарного кровотока наступают не ранее, чем через 4 нед от начала его приема.

Full Text

Плацентарная недостаточность (ПН) является одной из важнейших проблем современной перинатологии и акушерства, обусловливая высокий уровень абдоми нального родоразрешения, перинатальной смертности и младенческой заболеваемости. Частота ПН достаточно велика и варьирует от 3–4 до 46%, перинатальная смертность – от 24,2 до 177,4%, а заболеваемость достигает 700% [4]. Ведущую роль в развитии и прогрессировании ПН играют нарушения маточно-плацентарной и плодово-плацентарной гемодинамики, проявляющиеся, в свою очередь, нарушениями состояния роста и развития плода, в основе которых лежат нарушения транспортной, трофической, эндокринной и метаболической функций плаценты. Исходя из основных звеньев патогенеза ПН, основными направлениями для предупреждения ее развития и лечения являются воздействия, направленные на улучшение маточно-плацентарного кровообращения и микроциркуляции, нормализацию газообмена в системе мать–плацента–плод, улучшение метаболической функции плаценты, функции гормон-продуцирующих систем фетоплацентарного комплекса (ФПК) и ликвидацию гормонального дисбаланса в системе мать–плод. Среди немногочисленных методов оценки состояния ФПК большое практическое значение в настоящее время имеет ультразвуковое исследование (УЗИ). На современном этапе развития эхографии с появлением трехмерной (3D) реконструкции цветного допплеровского картирования маточного и плацентарного кровотоков появилась возможность визуализации и оценки состояния внутрисосудистой сети плаценты [1, 5, 6]. К числу лекарственных средств, оказывающих воздействие на микроциркуляцию, относится Курантил (действующее вещество – дипиридамол), который оказывает "мягкий" и "управляемый" антиагрегантный эффект и не вызывает геморрагических осложнений [2]. Он является не только антиагрегантом, но и ангиопротектором, значительно улучшает микроциркуляцию путем снижения тонуса артериол, уменьшения адгезии и агрегации тромбоцитов, деформируемости эритроцитов, способствует развитию коллатералей [3]. Кроме того, Курантил является одним из немногих антиагрегантов, допустимых к использованию на малых сроках беременности. Целью нашей работы явилась оценка эффективности терапии препарата Курантила при помощи 3D-исследования маточно-плацентарного кровотока у беременных с плацентарной недостаточностью. Материалы и методы Под нашим наблюдением находились 20 беременных женщин с ПН, признаками которой были высокие показатели резистентности сосудистого русла плаценты, пуповины плода, структурные изменения в плаценте в виде раннего старения и кальциноза. Беременные были разделены на две группы. В 1-ю группу вошли 10 беременных, которым проводили терапию курантилом в суточной дозировке 75 мг, во 2-ю группу – 10 пациенток, у которых доза Курантила составила 225 мг/сут. Лечение проводили в сроки от 26 до 30 нед гестации. Курс лечения составлял 4 нед. Возраст пациенток – 22–34 года. Из особенностей акушерско-гинекологического анамнеза у каждой пятой беременной в обеих группах имели место нарушение менструального цикла и самопроизвольные выкидыши. В 2 раза чаще в обеих группах встречались разные экстрагенитальные заболевания, течение которых было компенсированным и не требовало дополнительной медикаментозной терапии. Данная беременность осложнилась у пациенток 1-й группы угрозой прерывания в 4 случаях и анемией легкой степени в 5 наблюдениях, во 2-й группе данные осложнения имели место в 4 и 3 наблюдениях соответственно. Исследование кровотока в плаценте и особенности гемостазиограммы у пациенток обоих групп проводили перед началом терапии, а также через 2 и 4 нед лечения. Исследование кровотока в плаценте проводили в центральной, парацентральной и двух периферических зонах на ультразвуковом приборе "Voluson-730", оснащенном специализированным датчиком (RAB 4-8p). При визуальной оценке результатов 3D-исследования выбранной зоны плаценты обращали внимание на характер распределения сосудистого компонента, организацию сосудов в исследуемой области. При компьютерной обработке плацентограмм рассчитывали Vi (индекс васкуляризации) и Fi (индекс кровотока). Нормативные показатели маточно-плацентарного кровотока, разработанные в отделении перинатальной диагностики МОНИИАГ, были следующими: центральная зона – VI 4,0–8,1, FI 42,0–45,0, парацентральная – VI 3,8–7,6, FI 40,5–43,7, периферическая – VI 2,8–5,9, FI 37,5–42,1. Коагулограмма состояла из следующих тестов: время рекальцификации крови, время толерантности крови к гепарину. Определяли активированное частичное тромбопластиновое время (АЧТВ) и концентрацию фибриногена, рассчитывали протромбиновый индекс. Функциональную активность тромбоцитов определяли с помощью следующих индукторов агрегации: АДФ, коллагена, ристоцетина и адреналина. Исследование выполняли на коагулометре "КС-10" (Германия) и агрегометре "Виола" (Россия) с применением реактивов фирмы "Dade Behring". Результаты и обсуждение До лечения у беременных обоих групп на коагулограмме практически по всем тестам отмечали достоверные ( p <0,05) изменения, которые можно охарактеризовать как гиперкоагуляцию с нарушением функциональной активности тромбоцитов (табл. 1). Учитывая, что исходные данные в группах были практически идентичны, для простоты восприятия материала они были объединены. Через 2 нед лечения в группе, получавших Курантил в суточной дозировке 75 мг/сут, достоверных изменений по сравнению с исходными значениями в состоянии системы гемостаза не наблюдали. Аналогичный результат был получен и в группе беременных, получавших Курантил в дозе 225 мг/сут. Через 28 дней дней лечения в 1-й группе пациенток показатели гемокоагуляции оставались практически неизмененными. Во 2-й группе беременных отмечали сдвиг свертывания крови в сторону незначительной гипокоагуляции. Кроме того, изменялась функциональная активность тромбоцитов: уменьшалась агрегация на индукторы АДФ, адреналин, ристоцетин и возрастала на коллаген. Все эти изменения могут свидетельствовать об улучшении состояния микроциркуляторного русла и тенденции к улучшению симпатико-адреналовой системы. Показатели объемного маточно-плацентарного кровотока, полученные до начала лечения Курантилом, свидетельствовали о снижении васкуляризации плаценты у пациенток обеих групп. Достоверно низкие показатели регистрировались в центральных и периферических зонах и были обусловлены сосудистым спазмом и начинающимися реологическими нарушениями в межворсинчатом пространстве. Результаты исследования внутриплацентарной гемодинамики у пациенток представлены в табл. 2. Во 2-й группе на фоне проводимой терапии Курантилом в дозе 225 мг/сут в показателях объемного маточно-плацентарного кровотока уже через 2 нед наметилась тенденция как к улучшению васкуляризации, так и увеличению кровотока в центральной зоне, при этом в периферических и парацентральных зонах показатели практически не изменились. В 1-й группе через этот же промежуток времени показатели объемного маточно-плацентарного кровотока оставались в пределах исходных данных. К моменту завершения лечения (через 4 нед) показатели объемного кровотока во 2-й группе находились в пределах нормативных значений, а у большинства женщин 1-й группы они лишь приближались к норме, но не достигали ее. Таким образом, проведенные нами исследования показали, что препарат Курантил оказывает положительный эффект на маточно-плацентарный кровоток, что еще раз подтверждает возможность его успешного использования в терапии плацентарной недостаточности. Приведенные данные позволяют предположить, что эффективность использования Курантила в виде монотерапии зависит от дозы препарата и значимые изменения в системе гемостаза и плацентарного кровотока наступают не ранее, чем через 4 нед от начала его приема.
×

References

  1. Новикова С.В., Краснопольский В.И., Логутова Л.С. и др. Диагностическое и прогностическое значение комплексного ультразвукового исследования при фетоплацентарной недостаточности. Рос. вестн. акуш. - гинекол. 2005; 5: 39–43.
  2. Сидельникова В.М., Кирющенков П.А., Ходжаева З.С., Слукина Т.В. Патогенетическое обоснование использования Курантила в акушерстве. Акуш. и гинек. 1999; 5: 52–4.
  3. Сидельникова В.М., Кирющенков П.А. Гемостаз и беременность. М.: Триада-Х, 2004.
  4. Стрижаков А.Н., Баев О.Р., Тимохина Т.Ф. Возможность и перспективы изучения венозного кровотока плода для диагностики и оценки тяжести фетоплацентарной недостаточности. Вопр. гинекол., акуш. и перина тол. 2002; 1 (1): 70–3.
  5. Стрижаков А.Н., Баев О.Р., Тимохина Т.Ф. Фетоплацентарная недостаточность: патогенез, диагностика, лечение. Вопр. гинекол., акуш. и перинатол. 2003; 2 (2): 53–63.
  6. Aranyosi J, Zatick J, Jakab A.Jr et al. Practical aspects of Doppler sonography in obstetrics. Orv Hetil 2003; 144 (34): 1683–6.

Copyright (c) 2007 Petrukhin V.A., Mel'nikov A.P., Grishin V.L., Akhvlediani K.N., Pyrsikova Z.Y.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies