K voprosu o klinicheskoy kartine i lechenii urogenital'nogo khlamidioza u devochek prepubertatnogo perioda


Cite item

Full Text

Abstract

В настоящее время проблема урогенитального хламидиоза приобрела особую актуальность, что обусловлено увеличением частоты выявления данной инфекции, а также внедрением в практику современных методов диагностики и поиска новых методов лечения. Важность рассматриваемой проблемы определяется частым нарушением репродуктивной функции в виде трубного бесплодия, эктопической беременности, невынашивания беременности у женщин, инфицированных хламидиями. Своевременная диагностика и адекватное лечение хламидийной инфекции в детстве являются мерами профилактики репродуктивных потерь в будущем. Цель исследования – уточнить клиническое течение урогенитального хламидиоза у девочек в препубертатном периоде и оценить эффективность проводимой антихламидийной терапии.

Full Text

В настоящее время проблема урогенитального хламидиоза приобрела особую актуальность, что обусловлено увеличением частоты выявления данной инфекции, а также внедрением в практику современных методов диагностики и поиска новых методов лечения. Важность рассматриваемой проблемы определяется частым нарушением репродуктивной функции в виде трубного бесплодия, эктопической беременности, невынашивания беременности у женщин, инфицированных хламидиями. Своевременная диагностика и адекватное лечение хламидийной инфекции в детстве являются мерами профилактики репродуктивных потерь в будущем. Цель исследования – уточнить клиническое течение урогенитального хламидиоза у девочек в препубертатном периоде и оценить эффективность проводимой антихламидийной терапии. Материалы и методы Под наблюдением находились 190 девочек-virgo в возрасте от 8 до 12 лет, не имевших менархе. Кроме того, были обследованы 170 ближайших родственников юных пациенток. Верификация инфекционного агента во всех наблюдениях проводилась с помощью полимеразноцепной реакции (ПЦР). В некоторых случаях, помимо ПЦР-диагностики, осуществляли прямую иммунофлюоресценцию (ПИФ), т.е. проводили обнаружение хламидийных антигенов с помощью реагирующих с ними моноклональных антител, которые окрашивались иммунофлюоресцирующими красителями. Материалом для исследования являлся соскоб из уретры и цервикального канала. Для исключения трихомониаза, гонореи, кандидоза проводили бактериоскопическое исследование влагалищного мазка, а с помощью ПЦР-диагностики исключали микоплазменную инфекцию. У всех юных пациенток выполняли ультразвуковое исследование (УЗИ) органов малого таза и вагиноскопию. Полученные данные обрабатывали методом вариационной статистики с помощью прикладных программ Statgraphics 3.0, Microsoft Excel 5.0. Результаты и обсуждение По нашим наблюдениям, общая распространенность данной моноинфекции в структуре вульвовагинитов у девочек препубертатного возраста, не живущих половой жизнью, составляет 10,3%. Ввиду того, что хламидии персистируют среди взрослого и детского населения, мы провели исследование по выявлению возможности и частоты поражения данным микроорганизмом лиц из ближайшего окружения ребенка. Для этого в 100 семьях болеющих детей были обследованы другие члены семьи. Из них, кроме девочек, хламидийную инфекцию обнаружили в 18 семьях у родителей, в 11 – у братьев и сестер, и в 44 семьях одновременно болели все члены семьи. В целом распространенность данной инфекции в семьях составила 73%. При изучении эпидемиологии инфекционных заболеваний у детей некоторые авторы указывают, что частота и распространенность рассматриваемой инфекции находятся в прямой зависимости от материального благополучия, образовательного и культурного уровней, жилищно-бытовых условий юной пациентки. Нами установлено, что детей из неполных семей (мать + ребенок) было 15%, семей с повторным браком – 22%, девочек из социально неблагополучных семей – 11%. Доход ниже прожиточного уровня на одного члена семьи отмечался в 89% наблюдений. Неудовлетворительные жилищно-бытовые условия выявлены у 23% девочек. Тем не менее их родители имели высшее образование в 52% случаев. Неблагоприятные факторы в акушерском анамнезе матерей (преждевременный разрыв плодных оболочек, длительный безводный промежуток, послеродовые инфекционно-воспалительные заболевания) и ранних периодах жизни девочки (недоношенность, развитие конъюнктивита) встречались в 56,8% случаев. Наши наблюдения показали, что урогенитальная хламидийная инфекция у девочек-virgo препубертатного периода клинически может выражаться в виде: 1) вульвовагинита, протекающего на фоне выраженных общесоматических симптомов заболевания; 2) манифестного вульвовагинита без явных соматических проявлений; 3) латентно протекающего вульвовагинита без соматических проявлений и с минимальной местной симптоматикой. Дети (47 человек – 1-я группа) с первой формой проявления хламидийной инфекции имели ярко выраженный вульвовагинит в сочетании с экстрагенитальной локализацией процесса (конъюнктивит, цистит). При вагиноскопии определялась выраженная гиперемия слизистой оболочки влагалища и шейки матки, в некоторых наблюдениях отмечались слизистые выделения из цервикального канала. Вторая форма – вялотекущий хламидийный вульвовагинит – наблюдалась у 103 детей (2-я группа). В клинической картине отмечались изменения только со стороны наружных половых органов (гиперемия вульвы, выделения из влагалища, у некоторых обследованных зуд вульвы). При вагиноскопии определялась умеренная гиперемия слизистой оболочки влагалища и шейки матки. Третьей клиническая формой был латентно протекающий генитальный хламидиоз (40 детей – 3-я группа). Девочек обследовали по поводу семейного хламидиоза у матери и(или) отца (31 ребенок), или братьев и сестер (9 детей). Несмотря на отсутствие жалоб, у них отмечались незначительные местные проявления в виде легкой гиперемии вульвы. УЗИ органов малого таза проведено детям всех групп. Размеры внутренних половых органов соответствовали возрастным нормам, патологических изменений в органах малого таза не наблюдалось. Санация больных, инфицированных урогенитальным хламидиозом, складывалась из специфического антихламидийного лечения, терапии соматической патологии, нормализации дисбактериоза кишечника. Несмотря на широкий спектр противохламидийных препаратов, в своей работе в качестве базисного этиотропного средства мы избрали препарат, содержащий азитромицин (Хемомицин), потому что он имеет уникальные фармококинетические характеристики: продолжительный период полувыведения, высокий уровень всасывания и устойчивость в кислой среде, способность транспортироваться лейкоцитами к месту воспаления и достигать высокой концентрации в тканях, а также возможность свободно проникать внутрь клеткок. Детям всех групп Хемомицин назначали по следующей схеме: в 1-й день по 10 мг/кг, со 2 по 5-й день – 5 мг/кг 1 раз в день за 1 ч до или через 2 ч после еды. Местное лечение для детей 1 и 2-й групп включало применение гексикон геля, обладающего антихламидийной активностью, для обработки наружных половых органов (2 раза в день в течение 10 дней), а также ультрафиолетовое облучение (УФО) области наружных половых органов по 0,5–1,0 биодозе в количестве 5–6 процедур. На фоне антибиотикотерапии считаем необходимым назначение гепатопротекторов растительного происхождения. В проведенном исследовании для этой цели использовали препарат хофитол, который назначали по 1 таблетке 3 раза в день в течение 2 нед. В состав этого препарата входит вытяжка из водного экстракта сока свежих листьев артишока. Биологически активными компонентами хофитола являются кофеоловая, хинная и аскорбиновая кислота, флавоноиды, секвитерпенлактон, инулин, витамины группы В и ряд важных микроэлементов. Хофитол обладает антиоксидантным действием, защищает печеночные клетки, стабилизирует мембраны гепатоцитов, стимулирует антиоксидантную функцию печени, улучшает углеводный и жировой обмен (Vidal, 2007). После приема антибиотика проводилась профилактика развития дисбактериоза кишечника препаратами бифидумбактерин, бификол или ацилакт в течение 10 дней. Пациентки 1-й группы одновременно с Хемомицином получали препарат виферон, который состоит из рекомбинантного интерферона альфа-2b-токоферола ацетата, аскорбиновой кислоты и обладает интерферонстабилизирующим, иммуномодулирующим и антиоксидантным действием. Виферон назначали по 500 000 МЕ per rectum по 2 свечи в сутки с 12-часовым интервалом в течение 10 дней. Далее по 2 свечи в сутки 3 дня в неделю в течение 1 мес. У детей 1-й группы в процессе терапии отмечено полное исчезновение клинической картины заболевания в первые 3–5 дней. В проведенном исследовании на хламидии у всех детей через 1 мес показан отрицательный результат в 95,7% наблюдений. Остальные продолжили применять виферон, и через 1,5 мес мы констатировали негативные реакции ПЦР и ПИФ. Следует отметить, что до назначения противохламидийной терапии при бактериологическом исследовании у 8 детей этой группы были выявлены нарушения микробиоценоза кишечника. Выявленные изменения потребовали применения пробиотиков в течение более продолжительного периода, в среднем в течение 1 мес. Исчезновение дисбактериоза произошло у всех детей. Положительная динамика клинических изменений у детей 2-й группы с местными, без общесоматических, симптомами заболевания под влиянием проводимой терапии также была быстрой – на 4–5-й день. В контрольных исследованиях, проведенных через 1 мес после лечения, хламидии не обнаруживались у 91,3% детей, а у остальных находили длительное время единичные измененные хламидии (L-формы), которые исчезали только к концу 2–3-го месяца на фоне иммунотерапии, в качестве которой использовали виферон по 2 свечи (по 500 000 МЕ) в сутки 3 дня в неделю через 1 день в течение 1–2 мес. Дети 3-й группы с латентным течением хламидиоза принимали только Хемомицин 5 дней в указанных суточных дозах. Оказалось, что через 1–1,5 мес после контрольного исследования материала у всех девочек хламидии отсутствовали. Амбулаторное лечение урогенитального хламидиоза нами осуществлялось при диспансерном наблюдении за инфицированными детьми с учетом семейного фактора. Для исключения реинфицирования ребенка c хламидийной инфекцией мы проводили рекомендательные беседы о необходимости одновременного обследования и лечения хламидиоза у всех больных членов семьи в поликлинических условиях, а также строгого соблюдения правил личной гигиены. Безусловно, при наличии других интеркуррентных заболеваний, очагов инфекции, энтеробиоза дети обследовались и дополнительно лечились у врачей других специальностей. Лабораторный контроль за качеством лечения нами осуществлялся ежемесячно (первые 3 мес), затем при диспансерном наблюдении через 6 и 12 мес. Заключение Результаты проведенного исследования позволили сделать следующие выводы: 1. Частота урогенитального хламидиоза у девочек при воспалительных поражениях наружных половых органов составляет 10,3%. 2. Клинические проявления урогенитального хламидиоза у девочек-virgo препубертатного возраста могут выражаться в виде: 1) вульвовагинита, протекающего на фоне выраженных общесоматических симптомов заболевания; 2) манифестного вульвовагинита без соматических проявлений; 3) латентно протекающего вульвовагинита без соматических проявлений и с минимальной местной симптоматикой. 3. Комплексное лечение урогенитального хламидиоза у детей с использованием препарата, содержащего азитромицин (Хемомицин), виферона и местной противохламидийной терапии обеспечивает высокую эффективность эрадикации возбудителя. 4. При диспансерном наблюдении за детьми с урогенитальным хламидиозом необходимо обследовать членов их семей и в случае выявления хламидий осуществлять одновременное их лечение. Таким образом, своевременная диагностика урогенитального хламидиоза у девочек, рекомендуемый метод лечения и диспансерное наблюдение позволяют эффективно санировать детей и реально предупреждать у них нарушения репродуктивной функции.
×

Copyright (c) 2008 Sinchikhin S.P., Kokolina V.F., Mamiev O.B., Sinchikhina M.E.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies