Primenenie omega-3-polinenasyshchennykh zhirnykh kislot v meditsinskoy praktike (Obzor literatury)


Cite item

Full Text

Abstract

В последние десятилетия возрос интерес практических врачей и исследователей к применению препаратов природного происхождения: витаминов, микро - и макроэлементов, растительных адаптогенов и метаболитов. Наряду с этим, на наш взгляд, акушерами-гинекологами уделяется недостаточное внимание применению в своей практической работе омега-3-полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК), к которым относятся эйкозопентаеновая (ЭПК) и декозагексаеновая (ДГК) кислоты, а также октадекатриеновая (a-линоленовая) – АЛА. Указанные вещества являются незаменимыми жирными кислотами, поскольку они не могут быть синтезированы в организме человека.

Full Text

В последние десятилетия возрос интерес практических врачей и исследователей к применению препаратов природного происхождения: витаминов, микро- и макроэлементов, растительных адаптогенов и метаболитов. Наряду с этим, на наш взгляд, акушерами-гинекологами уделяется недостаточное внимание применению в своей практической работе омега-3-полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК), к которым относятся эйкозопентаеновая (ЭПК) и декозагексаеновая (ДГК) кислоты, а также октадекатриеновая (a-линоленовая) – АЛА. Указанные вещества являются незаменимыми жирными кислотами, поскольку они не могут быть синтезированы в организме человека. По мнению ряда исследователей, большинство населения потребляют недостаточное количество ненасыщенных жирных кислот, ежедневная потребность в которых равна 10–20% от общего количества получаемых калорий [1, 21–34]. Считается, что недостаток в пищевом рационе данных жирных кислот оказывает неблагоприятное влияние на здоровье и может быть причиной многих заболеваний [19, 24, 27–45]. Промышленная переработка жиров и масел способствует снижению содержания незаменимых эссенциальных жирных кислот в питании. Огромное количество ненатуральных жиров, добавляемых в пищевые продукты в виде трансжирных кислот и частично гидрогенизированных масел, пришло на замену необходимым жирным кислотам. Источниками ненасыщенных жирных кислот могут выступать некоторые растительные продукты, например соя. Но наиболее богаты омега-3-ПНЖК морская рыба и морские животные [1, 19–24, 34–40]. В начале 80-х годов прошлого столетия датские исследователи J.Dyerberg и H.Bang [27] пришли к выводу о том, что крайне низкий уровень сердечно-сосудистых заболеваний (атеросклероз, ишемическая болезнь сердца, гипертоническая болезнь) у жителей Гренландии объясняется потреблением большого количества морских жиров с высоким содержанием омега-3-ПНЖК. Зарубежные ученые обнаружили, что в плазме крови жителей Гренландии по сравнению с датчанами определяется высокая концентрация ЭПК и ДГК при низком содержании АЛА и арахидоновой кислоты (АК). Эти данные были подтверждены результатами и других исследователей, которые проводили эпидемиологические обследования населения прибрежных районов Японии и Нидерландов [35, 40]. В последующем было установлено, что омега-3-ПНЖК наряду с гиполипидемическим эффектом оказывают гипокоагуляционное, антиагрегантное, противовоспалительное и иммуномодулирующее действия [33, 39]. Механизм действия и обоснование терапевтического применения омега-3-ПНЖК частично связан с их влиянием на состояние системы эйкозаноидов. Омега-3-ПНЖК являются конкурентными антагонистами арахидоновой кислоты – основного субстрата синтеза простагландинов (ПГ), тромбоксанов (Тх) и лейкотриенов (ЛТ) в организме в составе фосфолипидов клеточных мембран [46]. АК – предшественник ПГ 2-й серии и ЛТ 4-й серии. В то же время омега-3-ПНЖК – субстрат для синтеза ПГ 3 и ЛТ 5-й серии. При поступлении ЭПК и ДГК с пищей (в организме эти кислоты не синтезируются) они частично замещают омега-6-ПНЖК в мембранах тромбоцитов, эритроцитов, нейтрофилов, моноцитов, гепатоцитов и других клеток. Конкуренция между АК и омега-3-ПНЖК на циклооксигеназно-липооксигеназном уровне способствует тому, что уменьшается продукция метаболитов ПГЕ2 (ПГЕ2) и образование ЛТВ4, индуктора воспаления, хемотаксиса и адгезии лейкоцитов, снижается уровень тромбоксана А2, мощного вазоконстриктора и активатора агрегации тромбоцитов, и одновременно с этим повышается концентрация в плазме тромбоксана А3, слабого вазоконстриктора и индуктора агрегации тромбоцитов [1–36]. Наряду с этим увеличивается концентрация ЛТВ5, слабого противовоспалительного агента и фактора хемотаксиса, а также повышается уровень содержания простациклина I3 (ПГI3). При отсутствии снижения простациклина I2 (ПГI2) увеличивается концентрация общего простациклина. ПГI2 и ПГI3 являются активными вазодилататорами и подавляют агрегацию тромбоцитов [42, 46]. Механизмы действия омега-3-ПНЖК на другие звенья системы гемостаза, в частности на снижение содержания фибриногена и активацию системы фибринолиза, до конца не выяснены [1, 35–46]. Гиполипидемическое действие указанных жирных кислот заключается в подавлении синтеза липопротеинов очень низкой и низкой плотности, улучшении их клиренса и увеличении экскреции желчи [8–16]. Наряду с указанным необходимо отметить, что АК – это также незаменимая кислота, которая необходима для организма. Ее метаболиты выполняют важные регуляторные функции: поддержание тонуса мускулатуры, сохранение целостности сосудов, предотвращение кровоточивости при травме. Среди метаболитов АК преобладают вещества, обладающие бронхо- и вазоконстрикторными свойствами (ПГF2a, ЛТ 4-й серии), индукторы агрегации форменных элементов крови (ТхА2), тогда как продуктов, обладающих противовоспалительными свойствами (ПГI2, ПГЕ), в общем объеме метаболитов относительно немного [1, 2–16, 30–46]. В условиях здоровья, когда избыточная вазоконстрикция и бронхоконстрикция не предусмотрены, нет необходимости и в избытке вазодилататоров и бронходилататоров [1, 3, 5, 18, 23]. Освобождение АК из клеточной мембраны и последующий метаболизм происходят в ответ на стресс, гипоксию, появление катехоламинов, коллагена, реакции антиген-антитело и др. В условиях болезни это неспецифическая компенсаторно-приспособительная реакция может трансформироваться в патологическую. Гиперпродукция констрикторных факторов, активаторов тромбоагрегации уже приобретает клиническую значимость и требует коррекции [5–12, 18–26]. Метаболиты ЭПК, относящейся к омега-3-ПНЖК, выполняют примерно те же функции, но они значительно менее активны. Например, ТхА3 как индуктор агрегации в сотни раз менее активен, чем ТхА2. Но при этом ПГI3 точно такой же по активности вазодилататор и ингибитор тромбоагрегации, как и ПГI2. ЛТ 5-й серии также весьма слабые противовоспалительные агенты [16, 19–35]. Таким образом, в условиях патологического состояния человеку предпочтительны метаболиты ЭПК, так как среди них преобладают вещества, обладающие спазмолитическими и ингибирующими агрегацию тромбоцитов свойствами [1, 22, 25–34]. Вместе с тем если из рациона питания здорового человека полностью исключить АК, то это принесет только отрицательный результат, поскольку метаболиты ЭПК не выполнят в полной мере те функции, которые выполняют метаболиты АК. Подтверждением тому являются результаты эпидемиологических исследований: жители приморских районов, питающиеся исключительно продуктами моря, не болеют атеросклерозом, но у них повышенная кровоточивость, частое развитие гемартрозов в ответ на малейшие травмы, гипотония [1, 18–39]. Для здорового человека достаточно соблюдать правильное рациональное питание. В то же время при развитии патологического состояния, как ранее уже нами указывалось, важным является повышенный прием омега-3-жирных кислот, которые могут быть в виде соответствующих концентратов или лекарственных препаратов. В качестве лекарственного препарата, в отличие от биологических активных добавок, FDA одобрен препарат Омакор [2–18]. В доступной нам литературе в основном указывается о применении препаратов, содержащих ЭПК и ДГК, при заболеваниях сердечно-сосудистой системы. Основаниями для практического применения при кардиопатологии данных препаратов являются антиатерогенный, антиагрегантный и гипокоагуляционный эффекты омега-3-ПНЖК [6, 10–16]. У больных с нарушениями липидного обмена положительный эффект наблюдается прежде всего при дислипидопротеидемиях II Б и V типов. У таких больных уменьшается содержание триглицеридов, липопротеинов очень низкой и низкой плотности, повышается уровень липопротеинов высокой плотности [32]. Результаты многочисленных экспериментальных и клинических исследований свидетельствуют о том, что омега-3-ПНЖК существенно снижают агрегационную способность тромбоцитов [28, 44]. Омега-3-ПНЖК оказывают профибринолитическое действие, снижая активность ингибитора тканевого активатора плазминогена [16, 21]. В большинстве работ отмечено также уменьшение содержания фибриногена под влиянием диеты, обогащенной омега-3-ПНЖК, однако механизм указанного эффекта до конца неясен. Как показали исследования, выполненные Ф.З.Меерсоном и соавт. (1993 г.), механизмы влияния омега-3-ПНЖК на сердце и сосуды при ишемической болезни сердца (ИБС) не ограничиваются коррекцией состояния свертывающей системы крови. Авторами установлено, что применение диеты, обогащенной омега-3-ПНЖК, существенно ограничивает нарушения электрической стабильности, уменьшает расстройства сократительной функции сердца и многократно снижает смертность животных при экспериментальном инфаркте миокарда. Доказано антиаритмическое действие омега-3-ПНЖК у больных с постинфарктным кардиосклерозом [10, 24]. В 1999 г. опубликованы результаты многоцентровых исследований, проведенных GISSI – Prevenzione Coordinating Centre [29]. Рандомизированное двойное слепое исследование эффективности применения препаратов омега-3-ПНЖК (1 г в сутки на протяжении 3,5 года) у 11 324 больных, перенесших инфаркт миокарда, показало, что даже при использовании рациональной диеты, современного лечения (аспирин, ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента, b-блокаторы, статины) включение в терапию омега-3-ПНЖК достоверно уменьшает показатель смертности от ИБС, число случаев повторного инфаркта миокарда. Наряду с положительным действием омега-3-ПНЖК при ИБС описаны многочисленные сведения о гипотензивном эффекте ЭПК и ДГК при артериальной гипертензии [37, 43]. Антилейкотриеновое (в отношении ЛТ 4-й серии) свойство омега-3-ПНЖК явилось основой для серии работ по изучению эффективности этих препаратов при бронхиальной астме. В частности, установлено, что в результате приема омега-3-ПНЖК у больных с экзогенной (атопической) астмой уменьшаются проявления поздней астматической реакции, которая развивается через 6–8 ч после ингаляции антигена [9, 20]. Положительные результаты применения жиров морских рыб у больных с атопической астмой были получены французскими учеными, назначавшими омега-3-ПНЖК в течение 12 мес [26]. Однако в ряде других исследований существенного клинического улучшения в течении астмы в результате применения омега-3-ПНЖК не наблюдали [45]. Основой для изучения эффективности применения омега-3-ПНЖК при воспалительных заболеваниях с аутоиммунным механизмом явились их противовоспалительные и иммуномодулирующие свойства. В настоящее время получено много сведений о положительном влиянии омега-3-ПНЖК при ревматоидном артрите [22, 38], системной красной волчанке [17]. Под влиянием омега-3-ПНЖК отмечается снижение синтеза провоспалительных цитокинов, происходит активация протеинкиназы С, образуются эйкозаноиды альтернативного семейства, т.е. блокируются (замедляются) воспалительные реакции в очаге поражения, снижая отек тканей, клинически наблюдается обезболивающий эффект [18]. Отмечено положительное действие омега-3-ПНЖК при хроническом гломерулонефрите [5], в том числе с хронической почечной недостаточностью [8]. Некоторые авторы указывают, что применение омега-3-ПНЖК клинически эффективно при псориазе, который рассматривается как своеобразный липоидоз (липонодоз) кожи. Положительный эффект препаратов рыбьего жира отмечен практически у всех больных псориазом [31]. Получены хорошие результаты лечения больных с красным плоским лишаем, атопическим дерматитом [23]. Есть доказательства того, что омега-3-ПНЖК способствуют защите кожных покровов от ультрафиолетовых лучей и предотвращают развитие процессов, известных как фотостарение [23]. Омега-3-ПНЖК обладают также достаточно выраженным противоопухолевым действием. Антиканцерогенное действие указанных жирных кислот объясняется различными механизмами. Они тормозят превращение АК в ПГ, которые стимулируют рост опухолей; ингибируют активность циклооксигеназ, липоксигеназ, протеинкиназ и фосфолипаз – ферментов, способствующих опухолевой трансформации. Омега-3-ПНЖК ингибируют активность циклооксигеназы как 1-го, так и 2-го типов. Одним из главных механизмов онкопрофилактического действия омега-3-ПНЖК является их способность конкурентно замещать ПНЖК типа омега-6 в мембранах клеток и метаболических путях. Накопленные сведения позволяют предположить, что омега-6- ПНЖК и их метаболиты промотируют канцерогенез и стимулируют опухолевый рост. У гренландских эскимосов, основу питания которых составляют рыба и морские животные, содержание омега-3-ПНЖК в клеточных мембранах очень высокое, а физико-химические свойства мембран приближаются к «функциональному эталону». Известно, что эскимосы Гренландии практически не болеют злокачественными опухолями. Омега-3-ПНЖК подавляют неопластическую трансформацию и пролиферацию клеток, стимулируют апоптоз, обладают антиангиогенным действием, ингибируют экспрессию онкогена Ras и активатор транскрипции протеин-1. Омега-3-ПНЖК подавляют пролиферацию клеток за счет влияния на ферменты и белки, отвечающие за внутриклеточные сигналы. В онкопрофилактическом действии омега-3-ПНЖК имеет значение их способность стимулировать иммунитет и нормализовать липидный обмен. Включение в диету больных с ИБС и гиперлипопротеидемиями около 2 г омега-3-ПНЖК в день стимулировало реакции Т-клеточного иммунитета и оказывало гиполипидемический эффект [1–46]. Препараты омега-3 показали высокую клиническую эффективность в лечении язвы желудка и двенадцатиперстной кишки. Через несколько дней после начала приема исчезают боли и начинается заживление язвы [1, 15]. В ходе проведенных исследований была обнаружена связь между содержанием в мозге ДГК, уровнем мозговой активности и психическим здоровьем. Содержание в мембранах клеток мозга жирных кислот фракций омега-3 может меняться в зависимости от их потребления с пищей и влияет на передачу нервного импульса, а также образование ПГ, т.е. на те жизненно важные процессы, которые поддерживают нормальное функционирование головного мозга. Было установлено, что рыбий жир увеличивает активность фермента – синтазы оксида азота – нейромедиатора в головном мозге. Кроме того, дети с низкими уровнями содержания омега-3-ПНЖК в головном мозге обладают меньшим уровнем интеллекта (в особенности с трудом решают математические задачи), а также страдают бессонницей. Имеются работы, в которых указывается, что жирные кислоты омега-3 нормализуют развитие нервной системы недоношенных девочек. В экспериментах на животных обнаружено, что у детенышей необратимо нарушалась способность к обучению, если у их матерей не хватало незаменимых жирных кислот типа омега-3 [1–42]. Зарубежные ученые пришли к выводу, что пища, содержащая жирные кислоты омега-3, снижает риск развития дегенерации желтого пятна – возрастного заболевания, являющегося главной причиной слепоты [19–46]. Таким образом, многочисленными клиническими исследованиями была установлена терапевтическая эффективность применения препаратов, содержащих незаменимые жирные кислоты при профилактике и лечении различных хронических, воспалительных и онкологических заболеваний. Кроме того, исследователи доказали, что омега-3-ПНЖК: • являются предшественниками образующихся из них биологических регуляторов – эйкозаноидов, которые влияют на тонус кровеносных сосудов, препятствуют повышению артериального давления и развитию сердечно-сосудистых заболеваний и осложнений; • их производные также являются основным строительным материалом для мембран клеток головного мозга и сетчатки глаза; • оказывают выраженное действие на свертывающую систему крови, способствуя снижению вязкости крови и подавляя тромбообразование; • стимулируют иммунную систему организма, уменьшают проявления воспалительных и аллергических реакций. Исходя из этого, по нашему мнению, омега-3-ПНЖК могут успешно применяться в акушерско-гинекологической практике при климактерическом синдроме, бесплодии, привычном невынашивании, гестозе, антифосфолипидном синдроме, фетоплацентарной недостаточности, а также при проведении предгравидарной подготовки. Использование препаратов омега-3-ПНЖК при лечении бесплодия и в предгравидарном периоде за счет широкого спектра его фармакологических эффектов (противовоспалительного, антиагрегатного и др.) будет способствовать устранению хронических воспалительных процессов, нормализации иммунной и эндокринной дисфункции, а также улучшению агрегационной способности тромбоцитов и стабилизации гемостаза при наступлении планируемой беременности. Применение препаратов, содержащих ЭПК и ДГК, при осложненном течении беременности, в частности при гестозе, антифосфолипидном синдроме и фетоплацентарной недостаточности, будет способствовать понижению агрегации тромбоцитов и снижению вязкости крови, подавлению тромбообразования. Наряду с этим, указанные кислоты проникают через плацентарный барьер и обеспечивают полноценное развитие центральной нервной системы плода. При устранении климактерических расстройств следует учитывать, что добавление в лечение омега-3-ПНЖК улучшает реологию крови, а также усвоение кальция и магния. Кроме того, улучшается внимание, память, функция желез внутренней секреции (в первую очередь надпочечников и щитовидной железы), уменьшается проявление воспалительных и аллергических реакций, повышается иммунитет. Наряду с этим, указанные жирные кислоты обладают онкопротекторным действием, являются профилактическим и лечебными средствами при многих сердечно-сосудистых заболеваниях, а также веществами, нормализующими артериальное давление. Таким образом, необходимы научные исследования эффективности препаратов, содержащих омега-3-ПНЖК, при различных акушерских осложнениях и гинекологических заболеваниях, основанные на современных данных, полученных из других областей медицины.
×

About the authors

S P Sinchikhin

O B Mamiev

References

  1. Гаврисюк В. К. Применение омега-3-полиненасыщенных жирных кислот в медицине. Укр. пульмонол. журн. 2001; 3: 5–10.
  2. Фещенко Ю.І., Гаврисюк В.К., Морозова Н.А. и др. Гипохолестеринемическое действие нового лекарственного препарата Теком. Укр. кардіол. журн. 1996; 3: 180–1.
  3. Гончар К.Є. Експериментальне дослідження застосування Текому у комплексній терапії туберкульозу легень. Сучасні інфекції. 1999; 3: 63–6.
  4. Калугин С.А., Петрухина Г.Н., Макаров В.А. Влияние нового отечественного концентрата №3 полиненасыщенных жирных кислот эпадена на функциональную активность in vitro. Эксперим. и клин. фармакол. 2000; 63 (1): 45–50.
  5. Ладодо К.С., Левачев М.М., Наумова В.И. Опыт применения рыбьего жира «Полиен» в педиатрической практике. Вопр. питания. 1996; 2: 22–5.
  6. Лещенко С.І. Деякі показники системи ейкозаноїдів у хворих на хронічне легеневе серце. Укр. пульмонол. журн. 1999; 3: 42–5.
  7. Амосова К.М., Кротенко О.В., Широбоков В.П. и др. Ліпідокоригуюча та імуномодулююча єфективність нового українського препарату Теому при лікуванні нестабільної стенокардії. Укр. кардіол. журн. 2000; 1–2: 31–7.
  8. Маслова Е.Я., Самсонов М.А., Погожева А.В. Изучение влияния полиненасыщенных жирных кислот омега-3 на клинико - биохимические показатели и азотвыделительную функцию почек у больных с хронической почечной недостаточностью. Вопр. питания. 1992; 5–6: 15–9.
  9. Масуев К.А. Влияние полиненасыщенных жирных кислот омега-3 класса на позднюю фазу аллергической реакции у больных бронхиальной астмой. Тер. арх. 1997; 3: 31–3.
  10. Меерсон Ф.З., Белкина Л.М., Сянь Цюнь Фу. Коррекция нарушений электрической стабильности сердца при постинфарктном кардиосклерозе с помощью диеты, обогащенной полиненасыщенными жирными кислотами. Бюлл. эксперим. биол. и мед. 1993; 4: 343–5.
  11. Меерсон Ф.З., Сянь Цюнь Фу, Белкина Л.М. Коррекция нарушений сократительной функции и электрической стабильности сердца при постинфарктном кардиосклерозе у крыс с помощью диеты, обогащенной полиненасыщенными жирными кислотами. Кардиология. 1994; 4: 105–10.
  12. Морозова Н.А. Изучение фармакодинамического действия препарата Теком в экспериментальной модели воспалительного процесса в легких и атеросклероза. Укр. пульмонол. журн. 1997; 1: 40–2.
  13. Морозова Н.А. Вивчення впливу препарату Теком на фагоцитарну ланку імунітету у хворих на запальні захворювання бронхо - легеневої системи. Укр. пульмонол. журн. 2000; 4: 48–51.
  14. Омега-3 ПНЖК, новый лекарственный препарат Теком. Под ред. Ю.И.Фещенко и В.К.Гаврисюка. Киев, 1996.
  15. Гаврисюк В.К., Ячник А.И., Лещенко С.И. и др. Перспективы применения омега-3-полиненасыщенных жирных кислот в медицине. Фарм. вісник. 1999; 3: 39–41.
  16. Пыж М.В., Грацианский Н.А., Добровольский А.Б. Влияние диеты, обогащенной омега-3-полиненасыщенными жирными кислотами, на показатели фибринолитической системы крови у больных на начальных стадиях ишемической болезни сердца. Кардиология. 1993; 6: 21–5.
  17. Решетняк Т.М., Алекберова З.С., Насонов Е.Л. Принципы лечения антифосфолипидного синдрома при системной красной волчанке. Тер. арх. 1998; 70 (5): 83–7.
  18. Сорока Н.Ф. Обоснование применения Эйконола при ревматических заболеваниях. Мед. новости. 1999; 4: 47–50.
  19. Ames B.N, Gold L.S, Willett W.C. The causes and prevention of cancer. Pract Natl Acad Sci USA 1995; 92: 5258–65.
  20. Arm J.P, Horton C.E, Dpur B.W. The effects of dietary supplementation with fish oil on the airways response to inhaled allergen in bronchial asthma. Am Rev Resp Dis 1989; 139: 1395–400.
  21. Barcelli U.O, Glass-Greenwalt P, Pollak V.E. Enhancing effect of dietary supplementation with Omega-3 fatty acid on plasma fibrinolysis in normal subject. Thromb Res 1985; 39: 307–12.
  22. Bittiner S.B, Tucker W.F, Cartwright I. A double - blind, randomised, placebo - controlled trial of fish oil in psoriasis. Lancet 1988; 1: 378–80.
  23. Bjorneboe A, Soyland E, Bjorneboe G.E. Effect of dietary supplementation licosapentaenoic acid in the treatment of atopic dermatitis. Br J Dermatol 1987; 117: 463–9.
  24. Charnock J.S. Antiarrythmic effects of fish oils. Simopoulos A.P., Kifer R.R., Martin R.E. eds. Health effects of omega-3 polyunsaturated fatty acid in seafcods. World Rev Nutr Diet 1991; 66: 278–91.
  25. Drevon C.A. N-6 and n-3 fatty acids – how much and which balance? Scand J Nutr 1990; 34: 56–61.
  26. Dry J, Vincent D. Effects of fish oil diet on asthma: Results of one year double - blind study. Int Arch Allergy Appl Immunol 1991; 95: 156–7.
  27. Dyerberg J. Coronary heart disease in Greenland Inuit: A paradox. Implication for Western diet patterns. Artic Med Res 1989; 48: 47–54.
  28. Ernst E. Effects of n-3 fatty acids on blood rheology. J Internal Med 1989; 225 (Suppl. 1): 129–32.
  29. GISSI-Prevenzione Investigators Dietary Supplementation with n-3 polyunsaturated fatty acids and vitamin E after myocardial infarction: results of GISSI - Prevenzione trial. Lancet 1999; 354: 447–55.
  30. Godley P.A, Campbell M.K, Gallagher P. Biomarkers of essential fatty acids consumption and risk of prostatic carcinoma. Cancer Epidemiol Biomarkers Prev 1936; 5: 889–95.
  31. Gupta A.K, Ellis C.N, Tellnes D.C. Double - blind, placebo - controlled study to evaluate the efficacy of fish oil and low - dose UVB in the treatment of psoriasis. Br J Dermatol 1989; 120: 801–7.
  32. Harris W.S. N-3 fatty acids and serum lipoproteins: human studies. Am J Clin Nutr 1997; 65 (5 Suppl.): 1645–54.
  33. Heemskerk J.W, Vossen R.C, van Dam-Mieras M.C. Polyunsaturated fatty acids and function of platelets and endothelial cells. Curr Opin Lipidol 1996; 7: 24–9.
  34. Hendrickse C.W, Keighley M.R, Neoptolemas J.P. Dietary omega-3 fats reduce proliferation and tumor yealds at colorecat anastomosis in rats. Gastroenterology 1995; 109 (2): 431–9.
  35. Hirai A, Terano T, Saito H. Clinical and epidemiological studies of eicosapentaenoic acid in Japan. Lands WEM, ed. Proceedings of the AOCS short course on polyunsaturated fatty acids and eicosanoids. Champaign, IL: American Oil Chemists' Society, 1987; p. 9–24.
  36. Kaizer L, Boyd NF, Krinkov V. Fish consumption and breast cancer risk: an ecological study. Nutr Cancer 1989; 12: 61–8.
  37. Knapp H.R. N-fatty acids and human hypertension. Curr Opin Lipidol 1996; 7: 30–3.
  38. Kremer J.M, Lawrence D.A, Petrillo G.F. Effects of high - dose oil on rheumatoid arthritis after Stopping nonsteroidal antiinflammatory drugs. Clinical and immune correlates. Arthritis Rheum 1995; 38: 1107–14.
  39. Kremer J.M. Effects of modulation of inflammatory disease receiving dietary supplementation of n-3 and n-6 fatty acids. Lipids 1996; 31 (Suppl.): S243–7.
  40. Kromhout D, Bosschieter E.B, Coulander C. The inverse relation between fish consumption and 20-year mortality from coronary heart disease. N Engl J Med 1985; 312: 1205–9.
  41. Kromhout D. The importance of n-6 and n-3 fatty acids in carcinogenesis. Med Oncol Tumor Pharmacother 1990; 7: 173–6.
  42. Lewis R, Lee T, Austen K. Effects of omega-3 fatty acid on the generation of products of 5-lipooxygenase pathway. Simopoulos A, Kifer R, Martin R, eds. Health effects of polyunsaturated fatty acid in seafoods. Orlando, FL: Academic press, 1986; p. 227–38.
  43. Morris M.C, Sacks F, Rosner B. Does fish oil lower blood pressure? A meta - analysis of controlled trials. Circulation 1993; 88: 523–33.
  44. Simopoulos A.P, Kifer R.R, Martin R.E. Health effects of omega-3 polyunsaturated fatty acid in seafood's. World Rev Nutr Diet 1991; 66 (1): 592.
  45. Thien F.C, Mencia-Huerta J.M, Lee T.H. Dietary fish oil effects on seasonal hay fever and asthma in pollen - sensitive subjects. Am Rev Respir Dis 1993; 147: 1138–43.
  46. Weber P, Fischer S, von Schaky C. Dietary omega-3 polyunsaturated fatty acid and eicosanoids formation in man. Simopoulos A, Kifer R, Martin R, eds. Health effects of polyunsaturated fatty acid in seafood's. Orlando, FL: Academic press, 1986; p. 227–38.

Copyright (c) 2009 Sinchikhin S.P., Mamiev O.B.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies