Evaluation of the hereditary trombophilia forms frequency in infertility patients joining the ART program


Cite item

Full Text

Abstract

The analysis of the frequency of detection of polymorphisms of genes associated with the risk of multifactorial disease in patients with infertility who applied to the clinic for the implementation of pregravid preparation before assisted reproductive technologies. We studied gene polymorphisms of platelet fibrinogen receptor, collagen, coagulation factors, F2, 5, 7, 13. The study of the individual parameters of hemostasis deviations from normal variants have been identified. Significantly were significant indicators that reflect gene polymorphism inherited thrombophilia factors 2,7 and platelet fibrinogen receptor. The definition of these parameters would eliminate the risk of thrombosis during hormonal stimulation in patients with infertility.

Full Text

Б есплодный брак в настоящее время остается одной из важнейших медицинских, социальных, экономи- ческих и общегосударственных проблем [1]. Все большее распространение получает метод лечения беспло- дия путем экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) и переноса эмбрионов. Однако не всегда попытки ЭКО яв- ляются успешными. Эффективность ЭКО определяется как качеством полученных эмбрионов, так и функциональной активностью эндометрия [2]. По данным ряда исследователей, в 75% у пациенток с ран- ними преэмбрионическими потерями при бесплодии и не- удачами ЭКО обнаруживается генетическая тромбофилия. Мультигенная тромбофилия в сочетании с гипофибрино- лизом диагностируется в 57%. Наличие сочетанных форм тромбофилий выявлено в 20% [1]. Поводом для проведения разнонаправленного поиска у пациенток с бесплодием, в том числе и для детального обследования на тромбофилии, должны быть формы таблица 1. характеристика основных показателей системы гемостаза у пациенток обследуемых групп Параметры гемостаза 1-я группа (n=41) 2-я группа (n=41) 3-я группа (n=41) сосудисто-тромбоцитарное звено Тромбоциты (109/л) 245,44±1,55 268,61±3,38 240,49±2,07 Плазменно-коагуляционное звено АЧТВ (28–40 с) 30,20±0,70 35,12±0,70** 32,32±1,02 Протромбиновый индекс (75–100%) 84,56±0,97 86,0±2,08 83,61±0,70 МНО (0,8–1,3) 0,99±0,03 1,15±0,06 1,05±0,03 Фибриноген 2–4 г/л 3,57±0,78 3,81±0,05* 3,57±0,13 Тромбиновое время (14–17 с) 14,25±0,27 13,41±0,38 13,32±0,37 Противосвертывающее звено Антитромбин III (85–110%) 93,41±1,11 94,59±1,45* 92,0±2,41 Фибринолитическое звено Плазминоген (77–101%) 88,78±1,12 89,78±2,29 85,4±1,46 РФМК (3,88±0,02–4,00 мг/100 мл) 3,81±0,015 3,90±0,028 3,87±0,013 D-димер (<0,3 мг/л) 0,24±0,007 0,26±0,005 0,24±0,09 Примечание. МНО – международное нормализованное отношение, РФМК – растворимый фибрин-мономерный комплекс;*р<0,05; **р<0,01 – разность показателей статистически значима. таблица 2. определение генетических полиморфизмов, ассоциированных с риском развития тромбофилии у пациенток групп обследования название гена Полиморфизм/ мутация результат генотипа 1-я группа (n=41) 2-я группа (n=41) 3-я группа (n=41) 1. Фибриноген (FGB; FI) -455 G>A G/G 37 7 35 норма 90,24±4,63% 17,07±5,88% 85,36±5,52% G/T 3 25 6 гетерозигота 7,31± 4,07% 60,97 ±7,62% 14,63%±5,52% А/А 1 9 – гомозигота 2,43% 21,95±6,46% 2. Коагуляционный фактор II (PRT; FII) 20210 G>А G/G 32 1 32 норма 78,04±6,46% 2,43% 78,04±6,46% G/T 6 27 9 гетерозигота 14,63±5,52% 65,85±7,41% 21,95±6,46% А/А 3 13 – гомозигота 7,31±4,07% 31,70±7,27%* 3. Коагуляционный фактор V (FV) 1691 G>A (Arg506Gln)Мутация Лейден G/G 33 5 28 норма 80,48±6,19% 12,19±5,11% 68,29±7,27% G/T 8 26 12 гетерозигота 19,51±6,19% 63,41±7,52% 29,26±7,11% А/А – 10 1 гомозигота 24,39±6,71% 2,43% 4. Коагуляциионный фактор VII (FVII) I0976G>A (Arg353Gln) G/G 33 1 33 норма 80,48±6,19% 2,43% 80,48±6,19% G/T 7 27 8 гетерозигота 17,07±5,88% 65,85±7,41% 19,51±6,19% А/А 1 13 – гомозигота 2,43±2,41% 31,70±7,27%** 5. Коагуляциионный фактор XIII (FXIII) 163 G>T (Val 34Leu) G/G 25 6 33 норма 60,97±7,62% 14,63±5,52% 80,48±6,19% G/T 11 32 7 гетерозигота 26,82±6,92% 78,04±6,46% 17,07±5,88% А/А 5 3 1 гомозигота 12,19±5,11% 7,31±4,07% 2,43% 6. Интегрин a Гликопротеин Ia VLA-2-рецептор (тромбоцитарный рецептор к колла- гену) 807 C>T (F224F) G/G 37 5 29 норма 90,24±4,63% 12,19±5,11% 70,73±7,11% G/T 4 27 12 гетерозигота 9,75±4,63% 65,85±7,41% 29,26±7,11% А/А – 9 – гомозигота 21,95±6,46% 7. Рецепторный гликопротеин IIIa (GpIIIa),интегрин b3 (тромбоцитарный рецептор фибриногена) 1565 Т>С (Leu3ЗРrо) G/G 29 2 31 норма 70,73±7,11% 4,87±3,36% 75,6±6,71% G/T 9 33 9 гетерозигота 21,95±6,46% 80,48±6,19%* 21,95±6,46% А/А 3 6 1 гомозигота 7,31±4,07% 14,63±5,52% 2,43% 8. Ингибитор актива- тора плазминогена типа 1 (PAI-I) -675 5G>4G G/G 32 5 29 норма 78,05±6,46% 12,19±5,11% 70,7±7,11% G/T 9 30 12 гетерозигота 21,95±6,46% 73,17±6,92% 29,26±7,11% А/А – 6 – гомозигота 14,63±5,52% *р<0,05; **р<0,01 – разность показателей статистически значима. длительного бесплодия, а также повторные, неудачные попытки ЭКО [3–6]. На основании изложенного цель нашего исследования – выявление разных форм тромбофилий и изучение осо- бенностей свертывающей системы у пациенток с беспло- дием, планирующих реализацию беременности посред- ством вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ). Материалы и методы Были обследованы 82 пациентки с бесплодием, обратившиеся в медицинский центр «Амурмед» города Благове- щенска для проведения процедур ВРТ, и 41 здоровая паци- ентка – для обследования и проведения предгравидарной подготовки. Пациентки были разделены нами на 3 группы. В 1-ю группу были включены пациентки (n=41) с трубно- перитонеальным бесплодием, планирующие проведение таблица 3. структура генетических полиморфизмов, ассоциированных с тромбофилией у пациенток обследуемых групп Полиморфизм генов (гомо- и гетерозиготы) 1-я группа (n=70) 2-я группа (n=296) 3-я группа (n=78) Моногенные изменения 37 128 29 52,85±5,97%** 43,24±2,88% 41,42±5,47%** 2 гена 24 93 24 34,28±5,67% 31,41±2,70%* 30,77±5,23% 3 гена 9 66 16 12,85±4,00% 22,29±2,42%* 20,51±4,57% 4 гена и более – 41 9 13,85±2,01%* 11,53±3,94% *р<0,05; **р<0,01 – разность показателей статистически значима. ВРТ; во 2-ю – пациентки (n=41) с генетическими полимор- физмами генов наследственных тромбофилий и неудач- ными попытками ВРТ в анамнезе; в 3-ю – здоровые паци- ентки (n=41) с неосложненным тромботическим анамне- зом, планирующие обследование и проведение предграви- дарной подготовки перед беременностью. Исследование гемостазиологических показателей про- водилось на коагулометре с использованием реагентов фирмы «Технология–Стандарт», определение D-димера с помощью анализатора реагентами набора StatusFirst D-ди- мер (ВСМ «Биомак»). Молекулярный анализ генетических дефектов гемостаза проводился методом полимеразной цепной реакции с помощью наборов «TromboTyp» (Герма- ния). Анализ клинико-лабораторных данных, полученных в ходе исследования, произведен с использованием пакета прикладных программ для статистической обработки Excel 7,0 с вычислением средней арифметической (М), сред- ней ошибки средней арифметической (m) и достоверной разницей между показателями (р) с учетом доверительной вероятности по критерию Стьюдента–Фишера. Результаты и обсуждение Группы пациенток были сопоставимы по возрастному критерию. Средний возраст пациенток в 1-й группе соста- вил 34,3±2,56 года; во 2-й – 32,4±2,39, в 3-й – 31,04±2,36. У всех пациенток групп обследования ранее не было не- ясных эпизодов венозных и/или артериальных тромбозов, рецидивирующих тромбозов, включая наличие тромбозов у ближайших родственников, тромбоэмболических ослож- нений при беременности, после родов, при использовании гормональной контрацепции. При анализе показателей гормонального статуса у пациенток групп обследования достоверных различий выявлено не было. Пациенткам обследуемых групп было проведено рутин- ное гемостазилогическое исследование крови (табл. 1). В ходе исследования выявлено достоверное увеличение по- казателей активированного частичного тромбопластино- вого времени (АЧТВ), фибриногена и антитромбина III у пациенток 2-й группы по сравнению с аналогичными дан- ными пациенток 1 и 3-й групп (р<0,01; р<0,05). Достоверных различий между другими показателями свертывающей и противосвертывающей систем крови нами получено не было (см. табл. 1). Результаты генетического обследования пациенток пред- ставлены в табл. 2. Наиболее часто встречаемой гомозигот- ной генетической мутацией обладали гены коагуляцион- ного фактора II протромбин 20210 G>А (р<0,05) и коагуля- ционного фактора VII I0976OA (Arg353Gln) (р<0,01). При этом как в 1-й, так и во 2-й группах также были выявлены пациентки с гомозиготным и гетерозиготным носитель- ством полиморфизма генов наследственных тромбофи- лий. У здоровых женщин, планирующих беременность (3-я группа), гомозиготные формы мутации генов коагуля- ционного фактора V (мутация Лейдена), XIII и рецептор- ный гликопротеин IIIa (GPIIIa). интегрин b3 (тромбоцитар- ный рецептор фибриногена) были выявлены в 2,43% (по одному случаю). Моногенное носительство встречалось достоверно чаще (р<0,01) у женщин 1 и 2-й групп. При этом наиболее часто были отмечены полиморфизмы в структуре генов: коагуля- ционный фактор II протромбин 20210 G>А; коагуляцион- ный фактор V 1691 G>A (Arg506Gln) мутации Лейден и GPI-Ia, интегрин b3. Мультигенное носительство полимор- физма отмечено у 62±5,47% здоровых женщин (3-я группа), планирующих беременность (табл. 3). Частота гетерозиготного носительства была высока как среди группы женщин с трубно-перитониальным факто- ром бесплодия (17,38±2,09% случаев носительства поли- морфизма гена), так и среди здоровых женщин (3-я группа), планирующих беременность (в 22,86±2,32% случаев имело место гетерозиготное носительство). По данным ряда исследователей [7, 8], у 68,9% женщин с повторными неудачами ЭКО был выявлен по крайней мере один из наследственных или приобретенных факторов по сравнению с 25% в группе женщин с удачным исходом ЭКО. По данным Ж.Г.Джанджгава [9], оценка роли наслед- ственных и приобретенных тромбофилий в программах ЭКО показала превалирование мультигенной формы тром- бофилии у 92% пациенток с неудачами ЭКО. При этом наи- более распространенным был гомо- и гетерозиготный по- лиморфизм гена PAI (69,1%), тромбоцитарного рецептора Gpla (52,7%), фибриногена (41,8%). Достоверные отклонения показателей гемостазио- граммы отражают патогенетический механизм наличия носительства генов наследственной тромбофилии. При- чины неудач имплантации могут скрываться в потенциро- вании тромбофилических эффектов не только при гомози- готных формах, но и при наличии гетерозиготного носи- тельства, особенно при массивной гормональной стимуля- ции в схемах суперовуляции ВРТ [6]. Выводы При анализе свертывающей системы крови у пациенток с наличием генетических полиморфизмов генов на- следственных тромбофилий и неудачными попытками ВРТ в анамнезе были достоверно изменены показатели АЧТВ (р<0,01), антитромбина III (р<0,05) и фибриногена (р<0,01) по сравнению с аналогичными данными у здоровых паци- енток и у пациенток с трубно-перитониальным беспло- дием, однако данные цифры находились в пределах рефе- ренсных значений нормы, что не дает права относить дан- ные показатели к уровню маркеров. Достоверно значимым у пациенток с бесплодием, всту- пающих в программу ВРТ, является гомозиготное носи- тельство полиморфизмов генов наследственной тромбо- филии коагуляционного фактора II протромбин (р<0,05) и коагуляционный фактор VII (р<0,01), гетерозиготное носи- тельство тромбоцитарного рецептора фибриногена (р<0,05).
×

About the authors

T Y Pestrikova

Ya P Porubova

Email: YaYa111@bk.ru

References

  1. Макацария А.Д., Бицадзе В.О. Тромбофилические состояния в акушерской практике. М.: РУССО, 2001.
  2. Бурлеев В.А., Кузмичев Л.Н., Щетинина Н.С. и др. Состояние молекулярного имплантационного окна: роль в исходах ЭКО (обзор лите ратуры). Проблемы репродукции. 2009; 6: 24–7.
  3. Айламазян Э.К., Зайнулина М.С. Наследственная тромбофилия: дифференцированный подход к оценке риска акушерских осложнений. Акушерство и гинекология. 2010; 3: 3–9.
  4. Мондоева С.С., Суханова Г.А., Подзолкова Н.М. Эндотелиальная дисфункция – дополнительный фактор развития синдрома потери плода у пациенток с тромбофилией. Пути коррекции. Проблемы репродукции. 2009; 6: 65–7.
  5. Сидельникова В.М., Ходжаева З.С., Стрельченко М.Б. Особенности течения и тактика ведения беременности после ЭКО и ПЭ. Лечение женского и мужского бесплодия. Вспомогательные репродуктивные технологии. М.: МИА, 2005; с. 479–86.
  6. Охтырская Т.А., Яворовская К.А., Шуршалина А.В., Назаренко Т.А. Имплантационные потери в программах ЭКО: роль наследственной и приобретенной тромбофилии (обзор литературы). Проблемы репродукции. 2010; 2: 53–8.
  7. Brenner B, Sarig G, Wetner Z et al. Thrombophilic polimorphisms in women with fetal loss/ Thromb Мас, 1999; р. 82: 6–9.
  8. Qublan H, Amarin Z, Dabbas M et al. Low - molecular - weight heparin in the treatment of recurrent IVF-ET failure and thrombophilia: A prospective randomized placebo - controlled trial. Hum Fertil 2008; 11: 246–53.
  9. Джанжгава Ж.Г. Клиническое значение выявления тромбофилии у пациенток с бесплодием и неудачами ЭКО. Автореф. дис. ... канд. мед. наук. М., 2005.

Copyright (c) 2013 Pestrikova T.Y., Porubova Y.P.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies