Peculiarities of ultrasound assesment of adnexal masses in pregnancy


Cite item

Abstract

The issue presents sonographic characteristics and intatumoral bloodflow features of the most common adnexal masses in pregnancy. The possibilities of sonography, Doppler flowmetry and color Doppler imaging in differential diagnosis of benign, borderline and malignant adnexal masses in pregnant women have been analyzed.

Full Text

И зучению возможностей ультразвуковых методов в дифференциальной диагностике опухолей и опу- холевидных образований яичников (О/ООЯ) по- священо большое количество исследований [1-19]. Основ- ное внимание уделяется определению эхографической структуры и морфологического типа О/ООЯ, что позво- ляет в дальнейшем планировать консервативную или опе- ративную тактику ведения больной [1, 8, 10, 13, 20, 21]. В до- полнение к эхографии используются допплеровские мето- дики - цветовое допплеровское картирование (ЦДК) и допплерометрия, позволяющие оценить внутриопухолевый кровоток [2-5, 7, 12]. Ультразвуковая диагностика О/ООЯ у беременных более сложна, чем у небеременных женщин. Сложности диагно- стики обусловлены не только затруднением визуализации яичников, невозможностью использования трансвагиналь- ного датчика на больших сроках гестации, но и существен- ными изменениями эхоструктуры некоторых тканей во время беременности, приводящими к увеличению частоты ложных диагнозов [2, 5, 9, 11, 21]. Цель - изучить эхографические особенности строения и характер внутриопухолевого кровотока при О/ООЯ у бе- ременных. Материалы и методы Проанализированы результаты обследования и хирургического лечения 349 беременных женщин с О/ООЯ. Все они были обследованы и прооперированы в ФГБУ «На- учный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. акад. В.И.Кулакова» Минздрава России (Москва). Все 349 пациенток с О/ООЯ были разделены на 3 группы в зависимости от времени проведения оперативного вмешательства: 1-я группа - 123 женщины, которым хирурги- ческое лечение выполнено во время беременности от 8 до 28 нед; 2-я - 142 женщины, которым удаление опухоли произведено при родоразрешении в ходе операции кеса- рева сечения; 3-я группа - 84 женщины, которым хирурги- ческое лечение выполнено после самопроизвольных ро- дов от 6 дней до 7 мес. В 4 случаях экстренное оперативное вмешательство было выполнено в связи с подозрением на перекрут опу- холи или придатков матки. Из них 3 пациенткам из 1-й группы была произведена только деторсия придатков матки при их перекруте. Все удаленные О/ООЯ (346 наблюдений) были верифи- цированы при гистологическом исследовании: диагноз ОЯ выставлен в 187 наблюдениях, ООЯ - в 159 наблюдениях. Эпителиальные ОЯ были представлены 67 доброкаче- ственными (26 серозными цистаденомами, 13 серозными папиллярными, 27 муцинозными, включая 4 диморфные опухоли, и 1 цистаденофибромой) новообразованиями, 6 пограничными (серозными папиллярными) и 2 злокаче- ственными (серозной папиллярной и эндометриоидной аденокарциномой) новообразованиями. Герминогенные опухоли составили 108 доброкачествен- ных зрелых кистозных тератом и 2 злокачественные дис- герминомы. Доброкачественная склерозирующая стромально-кле- точная опухоль была выявлена в 1 наблюдении. Метастатическая аденокарцинома кишечного типа была диагностирована в 1 наблюдении. ООЯ были представлены 63 эндометриоидными ки- стами, 38 функциональными (6 фолликулярными и 32 ки- стами желтого тела) кистами, 1 тека-лютеиновой кистой, кривых скоростей кровотока проводили многократно в не- скольких участках опухоли. Анализ кривых артериального кровотока проводился по самым низким числовым значе- ниям пульсационного индекса и индекса резистентности. Эхографию и ЦДК осуществляли при помощи приборов Aloka ProSound Alpha-10 (Япония), Toshiba Xаrio (Япония) с использованием трансабдоминального и трансвагиналь- ного датчиков 3,5 и 5,0 МГц. Сроки проведения, доступ и объем хирургического вме- шательства определялись индивидуально, согласно опи- санным ранее принципам [1, 20]. 14 простыми кистами, лишенными выстилающего эпите- лия, 14 инклюзионными перитонеальными и 29 параова- риальными кистами. Интраоперационной находкой явились: 1 серозная ци- стаденома, 2 диморфные, 1 эндометриоидная киста с деци- дуальным метаморфозом стромы, 1 фолликулярная, 3 ки- сты желтого тела, 4 параовариальные и 2 простые кисты, лишенные выстилающего эпителия. Всем больным перед оперативным лечением проводи- лось общее клиническое исследование. Ультразвуковое исследование (УЗИ) помимо эхографии включало также ЦДК и допплерометрию. Всем пациенткам УЗИ проводилось при первом обра- щении за медицинской помощью, в сроки скрининга, при наличии показаний во время беременности, перед опера- тивным вмешательством, в послеоперационном периоде, при наличии признаков угрозы прерывания беременно- сти и т.д. При эхографии обращали внимание на локализацию об- разования, его форму, контуры, границы, отношение к окружающим тканям, размеры, внутреннюю структуру (ки- стозная, кистозная с наличием перегородок, кистозно-со- лидная, солидно-кистозная, солидная), толщину стенки и перегородок, эхогенность, звукопроводимость. При ЦДК, допплерометрии оценивали наличие зон вас- куляризации внутри образования, их локализацию (в пере- городках, в плотном компоненте); по цветовой гамме - ха- рактер кровотока (однородный, «мозаичный»). Измерение Результаты Средний возраст пациенток составил 28,9±0,8 года и колебался от 20 до 44 лет. О/ООЯ у обследуемых женщин были выявлены до на- ступления беременности в 27 (7,7%) наблюдениях, в I три- местре - в 160 (45,9%), во II триместре - в 136 (39,0%) и в III триместре - в 12 (3,4%) наблюдениях. У 14 (4,0%) беременных 2-й группы ОЯ явились случай- ной интраоперационной находкой при кесаревом сечении. Выявленные во время эхографии О/ООЯ (n=335) имели определенные особенности в зависимости от гистотипа опухоли. На сканограммах серозные гладкостенные цистаденомы (25 наблюдений) определялись как округлой формы обра- зования с гладкой поверхностью и четкими контурами (рис. 1). Опухоли располагались сбоку или выше дна матки. Их величина варьировала от 4 до 18 см, средний диаметр 7,4±3,1 см, толщина стенки обычно не превышала 0,1 см. Внутреннее содержимое было однородным, анэхо- генным. В 6 наблюдениях отмечалось наличие единичных прямолинейных перегородок толщиной 1 мм. В отдель- ных наблюдениях определялась низко- или среднеэхоген- ная мелкодисперсная взвесь, смещаемая при перкуссии образования. На сканограммах серозные папиллярные цистаденомы (13 наблюдений) представляли собой образования округ- лой формы с четкими ровными контурами (рис. 2). Они располагались сбоку или позади матки. Их величина варь- ировала от 2 до 14 см, средний диаметр 5,7±2,2 см. Опухоли были однокамерными. Толщина стенок составляла 0,1-0,15 см. В большинстве наблюдений в полости опухоли определялась среднеэхогенная мелкодисперсная взвесь, которая смещалась при перкуссии образования. В ново- образованиях по внутренней поверхности выявлялся еди- ничный или множественный пристеночный солидный компонент повышенной эхогенности губчатой структуры с бахромчатой поверхностью величиной от 0,3 до 1,8 см (папиллярные разрастания). На сканограммах муцинозные цистаденомы, включая ди- морфные (27 наблюдений), выявлялись как овальной формы образования с гладкой поверхностью, расположенные сбоку или выше дна матки (рис. 3). Их размеры варьировали от 5 до 18 см, средний диаметр 6,7±3,2 см. Образования более 7,0 см в диаметре (21 опухоль) были кистозными, анэхогенными, со множеством перегородок неправильной формы толщи- ной 1-1,5 мм, с наличием в отдельных полостях средне- или высокоэхогенной мелкодисперсной взвеси, не смещаемой при перкуссии образования. Образования менее 7,0 см в диа- метре (6 опухолей) были однокамерными, гладкостенными с наличием мелкодисперсной среднеэхогенной взвеси, не смещаемой при перкуссии образования. Серозная папиллярная цистаденофиброма на скано- граммах определялась как жидкостное образование разме- ром 6,3×4,4×5,5 см с неодинаковой толщины стенками от 0,2 до 0,6 см и неодинаковой толщины перегородками от 0,2 до 0,4 см, с пристеночным плотным компонентом повы- шенной эхогенности с относительно гладкой его наружной поверхностью. Были отмечены множественные гипер- эхогенные включения по периферии образования. Пограничные серозные папиллярные цистаденомы (6 наблюдений) на сканограммах представляли собой мно- гокамерные жидкостные образования с четкими ровными контурами, гладкой поверхностью, располагающиеся по- зади или сбоку от матки (рис. 4). Размеры опухолей варь- ировали от 4,3 до 8,0 см, средний диаметр 5,6±1,3 см. Пере- городки в опухоли были фрагментарно утолщенными и за- зубренными. Плотный компонент по внутренней поверх- ности или на перегородках имел повышенную эхоген- ность, губчатую структуру и бахромчатую поверхность. На сканограммах зрелые тератомы определялись как округлой формы образования, величина которых варьиро- вала от 3,0 до 27,0 см, средний диаметр 7,9±4,3 см. Они располагались сбоку и выше дна матки. Внутренняя структура тератом отличалась большим разнообразием. При первом варианте (56 наблюдений) определялось жидкостное анэхогенное образование высокой звукопро- водимости, внутреннее строение которого было представ- лено преимущественно серозной жидкостью или жировой тканью низкой плотности (рис. 5). Внутри опухоли в этих случаях определялись небольшие тонкие гиперэхогенные мелкие штриховые включения или тонкие гиперэхогенные линейные включения, представляющие собой волосы. В 6 случаях на внутренней поверхности анэхогенного об- разования наблюдался плотный, округлой формы неболь- ших размеров (в основном до 1,5 см в диаметре) однород- ной структуры гиперэхогенный компонент, представляю- щий собой дермоидный бугорок однородной структуры с относительно гладкой поверхностью. При втором варианте (28 наблюдений) образование было представлено солидным или кистозно-солидным компонентом (рис. 6). Солидный компонент (жир) в боль- шинстве случаев гиперэхогенный, имел округлую, оваль- ную или неправильную форму и занимал всю или какую- либо часть кисты. При третьем варианте (12 наблюдений) тератома имела гетерогенное внутреннее строение. Ее паренхима была представлена анэхогенным (кистозным) компонентом, ги- поэхогенным и гиперэхогенным компонентом, дающим акустическую тень. Звукопроводимость была средней или пониженной. Причиной возникновения тени были такие плотные структуры, как волосы, кости и зубы. При четвертом варианте (12 наблюдений) опухоль имела сложное разнообразное строение, среднюю или высокую звукопроводимость. На эхограммах склерозирующая стромальная опухоль (1 наблюдение) определялась как округлой формы солиднокистозное образование с четкими ровными контурами раз- мерами 10,8×9,2×10,3 см, которое располагалось позади матки (рис. 7). Эхогенность средняя, а звукопроводимость высокая. Кистозный компонент образования был представ- лен множественными жидкостными включениями разной формы и диаметра от 0,5 до 2,5 см. На сканограммах эндометриоидная аденокарцинома (1 наблюдение) представляла собой двухсторонние обра- зования с нечеткими контурами и неровной поверх- ностью, преимущественно солидного строения неодно- родной внутренней структуры с участками повышенной и пониженной эхогенности неправильной формы и разме- ров, с высокой звукопроводимостью (рис. 8). На сканограммах серозная папиллярная цистаденокар- цинома (1 наблюдение) представляла собой двухсторон- ние многокамерные жидкостные образования, в одном из яичников - с фрагментарно утолщенными и зазубрен- ными перегородками и плотным компонентом, исходя- щим из перегородок повышенной эхогенности, губчатой структуры с бахромчатой поверхностью (рис. 9). На сканограммах дисгерминома (2 наблюдения) была представлена солидной структуры образованием овальной формы с неровными бугристыми контурами, неоднород- ной внутренней структурой преимущественно низкой эхо- генности (рис. 10). Наряду с низкой эхогенностью опухоли определялись участки повышенной эхогенности разной формы и размеров. Звукопроводимость высокая. На сканограммах метастатический рак (1 наблюдение) единственного яичника был представлен образованием со- лидно-кистозного строения размерами 15,0×10,0×15,0 см с нечеткими контурами с неровной поверхностью, интимно спаянным с окружающими тканями, с высокой звукопрово- димостью (рис. 11). Внутренняя структура образования была неоднородной. На сканограммах эндометриоидные кисты яичников были представлены в подавляющем большинстве (57 на- блюдений) жидкостными образованиями с двойным ров- ным четким контуром, расположенными сбоку или позади матки, с наличием мелкодисперсной взвеси, не смещаемой при перкуссии образования (рис. 12). Размеры образова- ний составляли от 3,0 до 12,0 см, средний диаметр 7,8±2,1 см. Толщина стенки варьировала до 0,2 см. В 3 на- блюдениях эндометриоидных кист внутренний контур об- разований имел складчатую структуру, выступающую в просвет образования, напоминающую плотный компонент повышенной эхогенности губчатой структуры с бахромча- той поверхностью (рис. 13). В 3 наблюдениях (рис. 14) ви- зуализировался однородный гиперэхогенный пристеноч- ный компонент округлой формы с гладкой поверхностью (сгусток крови). На сканограммах фолликулярные, простые кисты, ли- шенные выстилающего эпителия, и инклюзионные (34 на- блюдения) были представлены однокамерными жидкост- ными анэхогенными образованиями с гладкой наружной и внутренней поверхностью. Толщина стенки кистозных об- разований составила 0,1 см. На сканограммах параовариальные кисты визуализиро- вались как жидкостные анэхогенные образования, однока- мерные, гладкостенные с толщиной стенки опухоли 0,1 см. Рядом с образованием определялась ткань яичника. На сканограммах кисты желтого тела имели полиморф- ное строение, в большинстве случаев характерную сетча- тую структуру; иногда с более выраженным кистозным компонентом, с наличием множественных перегородок неправильной формы, смещаемых в ряде случаев при пер- куссии образования, при однородном анэхогенном содер- жимом; с наличием плотных повышенной эхогенности включений неправильной формы. На сканограммах тека-лютеиновая киста была представ- лена жидкостным образованием округлой формы диамет- ром 9,6 см со множеством тонких перегородок. При ЦДК и допплерометрии было констатировано, что в доброкачественных опухолях внутриопухолевый кровоток определялся в 39 (22,7%) наблюдениях. Он был выявлен в 6 се- розных цистаденомах (в перегородках), в 9 серозных папил- лярных цистаденомах (в плотном компоненте опухоли, па- пиллярных разрастаниях), в 22 муцинозных цистаденомах (в перегородках), в 1 цистаденофиброме (в перегородках) и в 1 склерозирующей стромальной опухоли (в плотном компо- ненте опухоли). Кровоток в доброкачественных опухолях был однородный, однонаправленный и низкоскоростной. В пограничных (6 наблюдений) и злокачественных (5 на- блюдений) ОЯ внутриопухолевый кровоток констатирован во всех наблюдениях (в перегородках, в плотном компоненте новообразований). «Мозаичный» (неоднородный, разнона- правленный, высокоскоростной) кровоток зафиксирован в (50%) наблюдениях пограничных опухолей (рис. 15) и (80%) случаях злокачественных новообразований. В 3 (4,8%) наблюдениях эндометриоидных кист, имею- щих некоторые особенности внутреннего строения с на- личием складчатых структур, выступающих в просвет об- разования, был зафиксирован кровоток внутри этих складок. В остальных наблюдениях ООЯ, а также параовариаль- ных кистах кровоток внутри образований не определялся. При вычислении количественных показателей были по- лучены следующие результаты: пульсационный индекс при доброкачественных опухолях составлял в среднем 0,72 (0,39-1,12); при пограничных - 0,54 (0,27-0,88); при злока- чественных - 0,55 (0,25-0,87). Индекс резистентности со- ставлял в среднем 0,50 (0,31-0,69); 0,42 (0,19-0,58); 0,44 (0,24-0,62) соответственно. Максимальная систолическая скорость кровотока составляла 9,6 (3,6-12,0); 7,3 (3,9-17,9); 10,4 (4,2-38,8) см/с соответственно. При количественной оценке допплерограмм обращало на себя внимание то, что если при доброкачественных и пограничных ОЯ величина допплерографических индек- сов, зарегистрированных в разных участках опухоли, была приблизительно одинаковой, то при злокачественных но- вообразованиях она отличалась довольно большим разно- образием. В результате проведенных УЗИ в предоперационном пе- риоде было дано заключение о наличии определенных О/ООЯ. Обсуждение Выполненные УЗИ показали многообразие эхографических описаний О/ООЯ, их особенности при допплеромет- рии и сложность диагностики при беременности. После верификации диагноза при патоморфологиче- ском исследовании нами была произведена оценка диагно- стической ценности комплексного УЗИ в определении морфологической структуры О/ООЯ у беременных. Точность (чувствительность и специфичность) ультра- звуковой диагностики по нозологии составила: доброкаче- ственные эпителиальные опухоли, включая серозные, се- розные папиллярные, муцинозные цистаденомы - 71,4 и 94,9%, зрелые кистозные тератомы - 91,7 и 98,7%, эндомет- риоидные кисты - 83,9 и 97,4% соответственно. Точность диагностики пограничных и злокачественных ОЯ была наибольшей и составила 90,9 и 99,1%. Эхографическая ди- агностика ООЯ (параовариальных, фолликулярных кист, кист желтого тела, простых кист, лишенных выстилающего эпителия, инклюзионных, тека-лютеиновых кист) при бе- ременности отличалась наименьшей точностью - чувстви- тельность 76,1%; специфичность 88,1%. Точность диагностики того или иного новообразования яичника была не всегда высокой в случаях его выявления в более поздние сроки беременности при отсутствии усло- вий его визуализации трансвагинальным датчиком, ис- пользование которого позволяет определить внутреннюю структуру образования. Так, у 148 (42,4%) женщин О/ООЯ были диагностированы во II и III триместрах беременно- сти и у 14 (4,0%) женщин явились интраоперационной на- ходкой. Выполненные нами исследования показали, что сероз- ные цистаденомы, фолликулярные, параовариальные и ки- сты, лишенные выстилающего эпителия, имеют одинако- вую эхографическую структуру и представляют собой жид- костные, анэхогенные образования с толщиной стенки 0,1 см с однородным анэхогенным содержимым. Диффе- ренциация этих О/ООЯ представляет сложности при сро- ках беременности 14 нед и более из-за отсутствия условий визуализации образования трансвагинальным датчиком. В некоторых случаях параовариальных кист при исследо- вании только трансабдоминальным датчиком не визуали- зировалась ткань яичника - и эти образования принима- лись за серозные цистаденомы. Проведенные исследования показали сложность диагно- стики некоторых эндометриоидных кист во время бере- менности. В подавляющем большинстве эндометриоидные кисты были представлены на эхограммах жидкостными образованиями с двойным ровным четким контуром, с на- личием мелкодисперсной взвеси, не смещаемой при перкуссии образования. В 3 наблюдениях эндометриоидных кист внутренний контур образований имел складчатую структуру, выступающую в просвет образования, напоми- нающую плотный компонент повышенной эхогенности губчатой структуры с бахромчатой поверхностью и со множественными зонами васкуляризации в этих структу- рах. Эти эндометриоидные кисты были ошибочно при- няты за серозные папиллярные пограничные цистаденомы (2 случая) и злокачественную ОЯ (1 случай). Особенности их внутреннего строения были обусловлены выраженным децидуальным метаморфозом стромы яичника, отмечен- ным при морфологическом исследовании. Серозные папиллярные пограничные цистаденомы были констатированы в 5 из 6 случаев. Их эхографическое описание подтвердило ранее описываемые нами образова- ния [3]. В 3 наблюдениях эти опухоли представляли собой многокамерные жидкостные образования с фрагментарно утолщенными и зазубренными перегородками и плотным компонентом, расположенным по внутренней поверхно- сти или на перегородках повышенной эхогенности, губча- той структуры с бахромчатой поверхностью со множе- ственными зонами васкуляризации в перегородках и плот- ных компонентах опухоли с «мозаичным» кровотоком. В 1 случае серозная папиллярная пограничная цистаденома была ошибочно интерпретирована как киста желтого тела при трансабдоминальном исследовании в 33 нед гестации. Серозная папиллярная цистаденокарцинома была расце- нена при эхографии как пограничная опухоль, при этом при патоморфологическом исследовании инвазивный рост был выявлен лишь в некоторых участках опухоли, что соответствовало IА стадии процесса. Эндометриоидную аденокарциному и метастатическую аденокарциному ки- шечного типа объединяла неоднородная внутренняя структура образований, преимущественно солидное строе- ние и высокая звукопроводимость, множественные зоны васкуляризации и «мозаичный» кровоток в солидном ком- поненте опухоли. В 1 наблюдении склерозирующая стромальная ОЯ нами ошибочно была принята за гранулезоклеточную и в 1 слу- чае доброкачественная серозная папиллярная цистадено- фиброма - за злокачественное новообразование яичника. У 3 пациенток удаление ООЯ не проводилось, так как ви- зуализируемые при эхографии образования оказались при оперативном вмешательстве перекрутом яичника в сочета- нии с выраженным варикозом вен мезосальпинкса (1 слу- чай) или перекрутом яичника, содержащим множествен- ные кисты желтых тел после стимуляции суперовуляции в программе экстракорпорального оплодотворения и пере- носа эмбриона (2 случая). Заключение Несмотря на все более широкое внедрение ультразвуковых методов исследования в рутинную акушерскую прак- тику, определение типа О/ООЯ во время беременности остается одним из самых сложных разделов функциональ- ной диагностики. Многообразие эхографических характе- ристик, сложность визуализации яичников на больших сро- ках гестации, существенные изменения структуры некото- рых эндометриоидных кист, а также сходная эхоструктура большого количества кистозных образований и истинных опухолей обусловливают высокую частоту ложных за- ключений. В связи с этим УЗИ при выявлении О/ООЯ во время беременности должно носить комплексный характер (сочетать данные эхографии, допплерометрии и ЦДК), быть экспертным (определять морфологический тип О/ООЯ) и проводиться в специализированном лечебном учреждении наиболее опытными специалистами.
×

References

  1. Адамян Л.В., Мурашко Л.Е., Романова Е.Л., Зурабиани З.Р. Хирургическое лечение опухолей и опухолевидных образований яичников у беременных с использованием современных технологий. Проблемы репродукции. 2005; 3: 60-4.
  2. Герасимова А.А., Магнитская Н.А., Степанов К.И. и др. Ультразвуковая диагностика опухолей и опухолевидных образований яичников у беременных. Вопр. гинекологии, акушерства и перинатологии. 2011; 10 (5): 31-5.
  3. Демидов В.Н., Липатенкова Ю.И., Адамян Л.В. и др. Эхография и допплерометрия при пограничных опухолях яичников. Ультразвуковая диагностика в акушерстве, гинекологии и педиатрии. 2000; 4: 289-96.
  4. Демидов В.Н., Липатенкова Ю.И. Эхо - и допплерометрия при опухолях яичников. Поликлиническая гинекология. Под ред. проф. В.Н.Прилепской. 2-е изд., доп. М.: МЕДпресс - информ, 2005; с. 570-86.
  5. Магнитская Н.А. Диагностика и лечение образований яичников у беременных. Автореф. дис. … канд. мед. наук. М., 2012.
  6. Савельева Г.М., Бреусенко В.Г., Соломатина А.А. Диагностика опухолей и опухолевидных образований яичников. Рос. вестн. акушера - гинеколога. 2005; 6: 53-61.
  7. Alcazar J.L, Castillo G. Comparison of 2-dimensional and 3-dimensional power-Doppler imaging in complex adnexal masses for the prediction of ovarian cancer. Am J Obstet Gynecol 2005; 192: 807-12.
  8. Brown D.L. Sonographic differentiation of benign versus malignant adnexal masses. URL: http://www.uptodate.com/contents/sonographic-differentiation-of-benign-versus-malignant-adnexal-masses
  9. Chiang G, Levine D. Imaging of adnexal masses in pregnancy. J Ultra - sound Med 2004; 23: 805-17.
  10. Chih-Feng Y, Shu-Ling L et al. Risk analysis of torsion and malignancy for adnexal masses during pregnancy. Fertil Steril 2009; 91: 1895-902.
  11. Sammour R.N, Leibovitz Z, Shapiro I et al. Decidualization of ovarian endometriosis during pregnancy mimicking malignancy. J Ultrasound Med 2005; 24: 1289-94.
  12. Guidelines for diagnostic imaging during pregnancy. ACOG Committee on Obstetric Practice. ACOG Committee Opinion. Number 299, September 2004 (replaces No. 158, September 1995). Obstet Gynecol 2004; 104: 647-54.
  13. Hoover K, Jenkins T.R. Evaluation and management of adnexal mass in pregnancy. Am J Obstet Gynecol 2011; 205 (2): 97-102.
  14. Leiserowitz G, Xing G et al. Adnexal masses in pregnancy: how often are they malignant? Gynecol Oncol 2006; 101: 315-21.
  15. Sherard G/B, Hodson C/A. Adnexal masses and pregnancy: a 12-year experience. Am J Obstet Gynecol 2003; 189: 358-62.
  16. Van Gorp T, Veldman J, Van Calster B et al. Subjective assessment by ultrasound is superior to the risk of malignancy index (RMI) or the risk of ovarian malignancy algorithm (ROMA) in discriminating benign from malignant adnexal masses. Eur J Cancer 2012; 48: 1649-56.
  17. Glanc P, Brofman N, Salem S et al. The prevalence of incidental simple ovarian cysts > or =3 cm detected by transvaginal sonography in early pregnancy. J Obstet Gynaecol Cancer 2007; 29: 502-6.
  18. Yacobozzi M, Nguyen D. Adnexal Masses in Pregnancy. Semin Ultra - sound CT MRI 2012; 33: 55-64.
  19. Zanetta G, Mariani E. A prospective study of the role of ultrasound in the management of adnexal masses in pregnancy. Br J Obstet Gynecol 2003; 110: 578-83.
  20. Мартынов С.А., Адамян Л.В., Жорданиа К.И., Данилов А.Ю. Особенности тактики ведения беременных с опухолями и опухолевидными образованиями яичников. Гинекология. 2013; 4: 45-7.
  21. Романова Е.Л. Современные подходы к хирургическому лечению беременных с опухолями и опухолевидными образованиями яичников. Дис. … канд. мед. наук. М., 2006.

Copyright (c) 2014 Lipatenkova Y.I., Martynov S.A., Adamyan L.V., Danilov A.Y.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies