Chlamydial infection in gynecology: the modern trends of the pathogenesis of diagnosis and treatment


Cite item

Full Text

Abstract

Chlamydia infection (CI) continues to be one of the most common sexually transmitted infections in the gynecological practice. The analytical data indicates an increase in the incidence of CI despite the availability of diagnostic tests and screenings. Fundamental studies in recent years have allowed to clarify the problems of susceptibility to CI, as well as to establish the role of gene mutations in long term complications emergence in women. Nucleic acid amplification methods (SIA) improvement of has led to the possibility of collecting the material by patients themselves which, in the coming years can completely change the current system of screening. Russian IASC by remaining inexpensive are still able to match the commercial demands of the foreign test system in terms of sensitivity and specificity. Mutations in the loci of plasmid DNA of Chlamydia can lead to false-negative results of the IASC. Azithromycin, due to its unique pharmacodynamic properties, is most commonly used in the treatment of CI in Russia and abroad. The drug proved to be safe and effective in pregnancy. The results of post-therapeutic screenings indicate the need of increasing the drug dose. Clinical studies have confirmed its efficacy in the PID.

Full Text

Хламидийная инфекция (ХИ) является наиболее распространенной бактериальной инфекцией, передаваемой половым путем (ИППП). По данным Всемирной организации здравоохранения, в мире ежегодно заболевают почти 100 млн человек [25]. Эпидемиологические исследования указывают, что наибольшая распространенность Chlamydia trachomatis имеет среди женщин моложе 25 лет. Согласно официальным статистическим данным заболеваемость ХИ в Российской Федерации за последнее десятилетие постепенно снижается со 100,3 человека в 2003 г. до 65,9 в 2011 г. Аналогичная динамика наблюдается в Москве. Однако отсутствие системы электронного учета ИППП не позволяет достоверно оценить ни реальные цифры, ни вектор заболеваемости. В США в 2007 г. Центром контроля заболеваемости зарегистрировано более 1,1 млн случаев ХИ [42]. Для сравнения: в РФ в 2007 г. выявлено всего 129,5 тыс. случаев, притом что население РФ всего в 2,2 раза меньше, а эпидемиологическая ситуация с ИППП очевидно хуже [22]. Аналитическое исследование, проведенное в ЦНИИ эпидемиологии, указывает на рост заболеваемости ХИ в Москве в 1,2 раза в период с 2007 по 2011 г. (неопубликованные данные, А.Е.Гущин, Н.С.Анисимова, 2013). Инфекция чаще поражает молодых женщин. Известно, что концентрация хламидий у них выше, чем у мужчин, что приводит к появлению гетеротипической устойчивости к антибиотикам и негативно сказывается на результатах лечения [10, 20]. В 90% случаев ХИ протекает асимптомно, тем не менее риск развития воспалительных заболеваний органов малого таза (ВЗОМТ) у женщин достигает 40%, а риск последующего трубного бесплодия – 20%. До 60% детей, рожденных от больных ХИ матерей, инфицируются C. trachomatis, при этом у 23% из них развивается конъюнктивит, а у 21% – атипичная пневмония. Патогенез: новые данные В последние годы расширились наши представления о естественном течении ХИ. Исследования, посвященные этому вопросу, свидетельствуют о спонтанной элиминации C. trachomatis в 11–44% случаев [8, 9, 24, 32, 34, 36, 43, 47]. В исследовании М.Molano и соавт. использовали комбинацию высокочувствительных методов детекции и наблюдали спонтанную элиминацию хламидий у 77 из 82 колумбийских женщин. При этом в первый год тесты были отрицательными в 54% случаев, во второй – 82%, в четвертый – 94% [30]. Цитологические показатели цервикальных соскобов оставались нормальными на протяжении всего периода наблюдения. Столь высокую долю самоизлечения можно объяснить отбором женщин без отклонения в цитологических показателях цервикального материала. К тому же в данном исследовании не учитывалась возможность торпидного течения ВЗОМТ и перигепатита хламидийного генеза. С другой стороны, мы стали лучше понимать, кто из инфицированных хламидиями женщин склонен к развитию тяжелых осложнений. Так, было показано влияние полиморфизма генов, кодирующих синтез интерлейкина-10 и фактора некроза опухоли, на вероятность развития трубного фактора бесплодия. В частности, наличие у женщин интерлейкина-10-1082 AA-генотипа увеличивало шанс возникновения трубного фактора бесплодия в 7,3 раза, а наличие фактора некроза опухоли a 308 A-аллели – в 4,0 раза [13]. Также стало известно, что субфертильные женщины, которые имеют две и более точечные мутации (single nucleotide polymorphisms – SNPs) в генах, кодирующих рецепторы (pattern recognition receptors – PRR), распознающие хламидии, имеют больший риск развития трубного фактора бесплодия [16]. Полученные данные изучения патогенеза ХИ могут быть использованы как для создания антихламидийной вакцины, так и определения возможных будущих рисков, связанных с инфицированием хламидиями. Не все штаммы хламидий одинаково патогенны для организма человека. Типирование наиболее иммуногенного белка внешней мембраны C. trachomatis – оmpA выявило, что серогруппы В, С и Е ассоциированы с более длительным персистированием инфекта по сравнению с другими серогруппами. Ни клинические проявления, ни развитие осложнений не зависели от концентрации микроорганизма в половых путях женщин [12]. Иммунологические исследования демонстрируют, что хламидии индуцируют частичный иммунный ответ, который не предотвращает повторного инфицирования [2]. Однако спонтанная элиминация C. trachomatis происходит чаще у лиц, переболевших ХИ в анамнезе [43]. Интерферон g играет ключевую роль в эрадикации хламидий. Низкий уровень этого медиатора является причиной появления персистирующих форм [5]. В недавних исследованиях показано, что антибактериальная функция интерферона g зависит от уровня кислорода в тканях. В урогенитальном тракте гипоксия – физиологическое состояние (2% кислорода). Концентрация кислорода еще более снижается при хроническом воспалении, что негативно влияет на активность интерферона g [44]. Диагностика: что нового? Для выявления ХИ наиболее приемлемы методы амплификации нуклеиновых кислот (МАНК). Это наиболее достоверные и быстрые тесты детекции C. trachomatis, которые уже в течение более10 лет используются в качестве «золотого стандарта». Наиболее значимыми факторами, которые снижают чувствительность МАНК, являются ингибиторы реакции и низкая концентрация возбудителя в образце. Так, моча беременных и женщин на 3-й неделе менструального цикла содержит наибольшее количество ингибиторов [18, 23]. В то же время, концентрация хламидий возрастает с момента месячных и становится максимальной на 4-й неделе цикла [18, 31]. Таким образом, именно 4-я неделя и является оптимальным временем для тестирования, когда, с одной стороны, влияние ингибиторов минимально, а с другой – количество клеток, инфицированных C. trachomatis, пиковое. Важные изменения в вопросе диагностики ХИ касаются возможности самостоятельного взятия материала пациентами. Теперь необязательно посещать специализированное учреждение, записываться на прием к врачу, подвергаться исследованию вагинальным зеркалом для обследования на хламидии и некоторые другие ИППП. Оказалось, что показатели чувствительности и специфичности исследования материала, взятого пациенткой, не отличаются от такового при врачебном заборе [39] (табл. 1). Получены аналогичные данные, касающиеся диагностики фарингеальной ХИ: в качестве материала для детекции C. trachomatis достаточно исследовать слюну. Доля соответствия между результатами исследования материала, взятого специалистом и самим пациентом, составила 99,4% [7]. Эти данные существенно меняют подход к выявлению ХИ. Теперь достаточно в удобное время и в комфортной обстановке воспользоваться индивидуальным набором, включающим урогенитальный зонд и контейнер с транспортной средой, и доставить последний в лабораторию для исследования с помощью МАНК (см. рисунок). Полимеразная цепная реакция (ПЦР) сохраняет лидирующую позицию при детекции ХИ. Многочисленные зарубежные и российские исследования демонстрируют высокие показатели чувствительности и специфичности ПЦР. Скептицизм в вопросах сопоставления российских и зарубежных молекулярно-генетических тест-систем недавно был развеян проведением сравнительных исследований. При этом каждая из шести отечественных тест-систем сравнивалась с парой Cobas Amplicor PCR (Rosh Diagnostics) + LightMix 480HT PCR (Tibmolbiol Gmbh). В целом были получены идентичные результаты с небольшим отставанием в чувствительности определения цервикальной ХИ (табл. 2) [45]. Важным открытием, внесшим коррективы в вопросы детекции ХИ, явилось описание шведского штамма C. trachomatis. Это открытие – следствие расследования причин неожиданного уменьшения распространенности C. trachomatis на 25%, что заставило Т.Ripa и Р.Nilsson выяснить причину этого явления. Они выявили новый вариант C. trachomatis с делецией пары оснований 377 в плазмидной ДНК, которая является мишенью некоторых широко используемых тест-систем, в частности Amplicor PCR (Roche) и ProbeTec ET (Becton-Dickinson). Позже выяснилось, что лаборатории, использующие эти МАНК, пропустили от 20 до 65% случаев инфекции C. trachomatis [35]. Для выявления шведского варианта была разработана ПЦР в режиме реального времени. Последующий анализ продемонстрировал, что до сегодняшнего времени этот штамм редко встречался за пределами скандинавских стран. Тем не менее организаторам здравоохранения и практикующим врачам следует выбирать такие лаборатории и тест-системы, которые используют неплазмидные мишени для детекции хламидий. Неосложненная инфекция: ветер перемен В гинекологической практике наиболее частым первичным проявлением ХИ является слизисто-гнойный цервицит. Базовыми препаратами для лечения ХИ уже в течение длительного времени остаются азитромицин и доксициклин. Первый предпочитают назначать 94% врачей за рубежом [17]. Азитромицин с периодом полувыведения 65–72 ч и превосходным внутриклеточным и тканевым распределением проявляет in vitro активность в концентрации в пределах 0,25 мкг/мл. Концентрация азитромицина внутри клеток и в тканях в 10–50 раз выше, чем в крови. За счет этого терапевтическая концентрация препарата в тканях сохраняется 5–7 дней после однократного приема 1,0 г. Азитромицин – единственный препарат, который элиминирует неосложненную ХИ с помощью однократной дозы 1,0 г. Это идеальная схема лечения с точки зрения удобства приема. Традиционно наименее дисциплинированными считаются две категории пациентов: те, у кого отсутствуют или слабо выражены симптомы заболевания, и подростки. Нетрудно заметить, что и возрастная группа 15–25 лет, и склонность к асимптомности – это атрибуты ХИ. Именно для них более всего применим однократный прием азитромицина. Эффективность азитромицина подтверждается многочисленными исследованиями с начала 1990-х годов до настоящего времени. Наиболее убедительные сведения поступили в результате метаанализа 12 рандомизированных контролируемых исследований (РКИ), в которых приняли участие более 1,5 тыс. человек. Азитромицин в дозе 1,0 г внутрь оказался эффективен в 97% случаев [26]. Несмотря на более высокую стоимость, фармакоэкономические исследования азитромицина для лечения ХИ у женщин подтверждают идею, что в силу большей простоты лечения азитромицин оказывается в лучшем положении с точки зрения стоимость–эффективность, чем доксициклин, особенно среди малокомплаентных пациенток [14, 27, 28]. Необходимо отметить, что эффективность базовых схем лечения хламидий такова, что ни европейские, ни североамериканские рекомендации не требуют проведения контрольного исследования. Необходимо лишь тестирование спустя 3 мес на предмет реинфекции, которая у переболевших весьма распространенное явление. Однако недавние исследования упорно свидетельствуют о том, что микробиологическая неудача лечения наблюдается более чем в 5% случаев. Нельзя не принимать во внимание нарастающее количество сообщений, поступающих из разных центров по надзору за ИППП, о снижении эффективности терапии хламидий. Так, в рандомизированном плацебо-контролируемом исследовании L.Manhart и соавт. (2013 г.) ХИ была элиминирована с помощью базовых схем лечения азитромицином и доксициклином с одинаковым успехом – 86 и 90% соответственно (p=0,56). В одной из последних работ известного специалиста по ХИ W.Stamm (2007 г.) микробиологическое излечение от ХИ на 2 и 5-й неделе после окончания лечения азитромицином составило 83 и 64% соответственно [46]. В исследовании J.Schwebke и соавт. (2011 г.) после приема 1,0 г азитромицина неудача лечения зафиксирована у 11 из 53 человек [40]. В исследовании Университета Северной Каролины (2012 г.) C. trachomatis продолжали персистировать на 4-й неделе после приема 1,0 г азитромицина у 23% участников [41]. Необходимо уточнить, что в большинстве сообщений о сниженной эффективности терапии ХИ речь идет о лечении хламидийного уретрита у мужчин. Тем не менее в исследовании B.Batteiger и соавт. (2010 г.) при лечении 210 девушек-подростков зафиксирована микробиологическая эффективность – 92,2%. При этом авторы использовали типирование хламидийного белка внешней мембраны ompA, чтобы отличить персистенцию хламидий от реинфекции [3]. Вопрос эффективности базовой терапии ХИ поднимался на специальной сессии на Съезде международного общества по изучению ИППП (ISSTDR) в Квебеке (Канада) в июле 2011 г. На этой сессии профессор H.Handsfield приводил убедительные аргументы в пользу того, что данные о возросшей частоте неудач лечения не являются действительными. До некоторой степени это справедливо: в последнее время в исследованиях для контроля проводимой терапии пользуются уже не культуральным исследованием, а сверхчувствительными МАНК, которые могут регистрировать субпороговый уровень нежизнеспособных C. trachomatis [15]. В настоящее время Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний США продолжает широкомасштабное исследование по лечению заключенных, больных ХИ, специально проводимое для оценки частоты неудачи терапии. Дата окончания – апрель 2013 г. [21]. Изучение чувствительности C. trachomatis к антимикробным агентам in vitro не является общепризнанной процедурой. Стандартизированного мирового протокола определения антибиотикочувствительности хламидий не существует. Тем не менее A.Bhengraj и соавт. в 2010 г., используя ими разработанный протокол, исследовали 21 изолят C. trachomatis от женщин с рецидивом инфекции. Оказалось, что у 13 изолятов минимальная ингибирующая концентрация азитромицина и доксициклина сохранялась на приемлемом уровне – 0,125 мкг/мл и менее, 0,25 мкг/мл и более соответственно. В то же время 8 изолятов имели сниженную чувствительность, а у 2 из них минимальная ингибирующая концентрация к обоим препаратам оказалась 8 мкг/мл [4]. По мнению ведущего эксперта по изучению ИППП P.Horner, возможными объяснениями этим данным служат следующие предположения: • развитие гетеротипической (негенной) устойчивости C. trachomatis. Такой тип устойчивости развивается из единичных резистентных микроорганизмов под влиянием антимикробных свойств среды. Отмечено появление такого феномена при наличии высокой концентрации C. trachomatis в тканях, что наблюдается при урогенитальной ХИ, особенно у молодых женщин [29, 48]; • короткий период антибиотика c бактериостатическим механизмом действия; • развитие гомотипической (генетически наследуемой) устойчивости C. trachomatis. По-видимому, настало время скорректировать используемые схемы лечения в сторону их удлинения. В частности, один из авторов Европейского руководства по ИППП P.Horner предлагает применить азитромицин так, как его используют для лечения инфекций верхних дыхательных путей – 1,5–3,0 г на протяжении 3–5 дней. В этом случае терапевтическая концентрация препарата сохраняется в очаге воспаления в течение 10–12 дней [19]. Курсовую дозу 3,0 г предлагал использовать ведущий российский эксперт по изучению ХИ, один из авторов Европейского руководства по ИППП М.Gomberg [11]. Воспалительные заболевания органов малого таза ХИ является важным фактором развития ВЗОМТ, в связи с чем ряд экспертов считают необходимым включать базовые антихламидийные препараты в схемы лечения этой группы заболеваний. Так, в 2007 г. было проведено РКИ под руководством J.Schachter, который принимал участие практически во всех главных исследованиях по изучению ХИ за последние 20 лет. Пациентки с ВЗОМТ (n=106) были рандомизированы на 2 группы c одинаковой тяжестью заболевания. Лечение начинали с внутримышечного введения цефтриаксона 0,25 однократно, затем 1-й группе назначали азитромицин по 1,0 г 1 раз в неделю – всего 3 приема, а 2-й – доксициклин 200 мг в сутки 14 дней. В группе азитромицина частота клинического излечения была достоверно выше – 98,2%, чем в группе доксициклина – 85,7% (p=0,01). У 56 из 57 пациенток, пролеченных комбинацией цефтриаксон + азитромицин, клинико-лабораторные показатели полностью нормализовались [39]. Схожие результаты были получены в отечественном сравнительном исследовании В.В.Чеботарева и соавт. в 2003 г. Осложненные формы ХИ у 193 женщин лечили азитромицином 1,0 г на 1, 7 и 14-й день либо назначали доксициклин в течение 14 дней. Эрадикация возбудителя произошла у 95,3% женщин, при этом все они оставались свободными от инфекции через 3 мес. Результаты терапии доксициклином были более скромными: элиминация C. trachomatis у 85,5% спустя 1 мес, рецидив инфекции через 3 мес у 7 больных [49]. Хламидийная инфекция и беременность Препаратом 1-й линии для лечения ХИ у беременных, согласно североамериканским и европейским руководствам, является азитромицин [1, 42]. Растущее количество данных о безопасности азитромицина во время беременности привело к тому, что его использование в разные сроки гестации возросло в последние годы более чем в 1 тыс. раз [37]. Следует заметить, что особую озабоченность врачей вызывает назначение азитромицина в I триместре беременности. Инструкция по применению требует сравнить риск применения препарата с его пользой и риском возможных инфекционных осложнений. Однако каких-либо данных о неблагоприятных исходах беременности вследствие применения азитромицина, по мнению авторитетного финского гинеколога J.Paavonen, отсутствуют [33]. Метаанализ восьми РКИ, охватывающих в общей сложности 587 беременных с ХИ, демонстрирует, что азитромицин в однократной дозе 1,0 г имел такую же эффективность, как и курс амоксициллина или эритромицина. При этом достоверно меньшими были частота нежелательных лекарственных реакций вообще и гастроинтестинальных расстройств в частности. В то же время приверженность лечению и число пациентов, закончивших терапию азитромицином, были на порядок выше аналогичных показателей для препаратов сравнения. Однако наиболее важный вывод данного метаанализа состоит в том, что исходы беременности в группе пациенток, пролеченных азитромицином, не отличались от препаратов сравнения [50]. Согласно классификации Управления по контролю пищевых продуктов и лекарств в США (FDA) азитромицин относится к классу 1b по влиянию на течение беременности и плод, т.е. достоверных данных о неблагоприятном влиянии этого препарата не получено. Альтернативной схемой лечения ХИ при беременности является амоксициллин 0,5 г 3 раза в день в течение 7 дней. Вследствие высокой частоты нежелательных реакций эритромицин более не рекомендован для лечения беременных с C. trachomatis. Степень доверия к препарату, а особенно применительно к азитромицину, имеющему более 20 генерических препаратов, – вопрос очень важный для врачей. Пожалуй, единственным препаратом, который не вызывает каких-либо нареканий и по своим фармакологическим свойствам полностью соответствует оригинальному азитромицину по прогнозируемой эффективности и безопасности, является Хемомицин. Результаты проведенных к настоящему времени постмаркетинговых исследований, охватывающие опыт 10-летнего клинического применения антибиотика, а также авторитетные публикации в медицинской периодической печати подтверждают эту точку зрения.
×

About the authors

V P Kovalyk

Email: kovalyk@mail.ru

References

  1. Lanjouw E, Ossewaarde J.M, Stary A et al. 2010 European guideline for the management of Chlamydia trachomatis infections. Int J STD AIDS 2010; 21 (11): 729–37.
  2. Agrawal T, Vats V, Salhan S, Mittal A. Mucosal and peripheral immune responses to chlamydial heat shock proteins in women infected with Chlamydia trachomatis. Clin Exp Immunol 2007; 148: 461–8.
  3. Batteiger B.E, Tu W, Ofner S et al. Repeated Chlamydia trachomatis genital infections in adolescent women. J Infect Dis 2010; 201 (1): 42–51. doi: 10.1086/648734.
  4. Bhengraj A.R, Vardhan H, Srivastava P et al. Decreased susceptibility to azithromycin and doxycycline in clinical isolates of Chlamydia trachomatis obtained from recurrently infected female patients in India. Chemotherapy 2010; 56 (5): 371–7.
  5. Bragina E.Y, Gomberg M.A, Dmitriev G.A. Electron microscopic evidence of persistent chlamydial infection following treatment. J Eur Acad Dermatol Venerеol 2001; 15 (5): 405–9.
  6. European center for diseases prevention and control. Ann Epidemiol Report 2012. http://www.ecdc.europa.eu/en/publications/Publications/Annual-Epidemiological-Report-2012.pdf.
  7. Freeman A.H, Bernstein K.T, Kohn R.P et al. Evaluation of self - collected versus clinician - collected swabs for the detection of Chlamydia trachomatis and Neisseria gonorrhoeae pharyngeal infection among men who have sex with men. Sex Transm Dis 2011; 38 (11): 1036–9.
  8. Geisler W.M, Lensing S.Y, Press C.G. Spontaneous Resolution of Genital Chlamydia trachomatis Infection in Women and Protection from Reinfection. J Infect Dis 2013.
  9. Geisler W.M, Wang C, Morrison S.G et al. The natural history of untreated Chlamydia trachomatis infection in the interval between screening and returning for treatment. Sex Transm Dis 2008; 35: 119–23.
  10. Geisler W.M. Duration of untreated, uncomplicated Chlamydia trachomatis genital infection and factors associated with chlamydia resolution: a review of human studies. J Infect Dis 2010; 201 (Suppl. 2): S104–13.
  11. Gomberg M.A. Combined treatment of persisting urogenital chlamydia infection with sumamed and interferon alfa. Antibiot Khimioter 2002;47 (5): 12–5.
  12. Gomes J.P, Borrego M.J, Atik B et al. Correlating Chlamydia trachomatis infectious load with urogenital ecological success and disease pathogenesis. Microbes Infect 2006; 8: 16–26.
  13. Öhman H, Tiitinen A, Halttunen M et al. Cytokine Polymorphisms and Severity of Tubal Damage in Women with Chlamydia - Associated Infertility. University of Helsinki, Finland. J Infect Dis 2009; 199: 1353–9.
  14. Haddix A.C, Hillis S.D, Kassler W.J. The cost effectiveness of azithromycin for Chlamydia trachomatis infections in women. Sex Transm Dis 1995;22 (5): 274–80.
  15. Handsfield H. Questioning Azithromycin for Chlamydial Infection. Sex Transm Dis 2011; 38 (11): 1028–9.
  16. Hartog J.E, Ouburg S, Land J.A. Do host genetic traits in the bacterial sensing system play a role in the development of Chlamydia trachomatis - associated tubal pathology in subfertile women? BMC Infect Dis 2006; 6: 122.
  17. Heal C, Cheffins T, Larkins S et al. Genital Chlamydia trachomatis infection – a study of general practice management in northern Queensland. Aust Fam Physician 2012; 41 (7): 519–21.
  18. Horner P.J, Crowley T, Leece J et al. Chlamydia trachomatis detection and the menstrual cycle. Lancet 1998; 351: 341–2.
  19. Horner P.J. Azithromycin antimicrobial resistance and genital Chlamydia trachomatis infection: duration of therapy may be the key to improving efficacy. Sex Transm Infect 2012; 88 (3): 154–6.
  20. Horner P. The case for further treatment studies of uncomplicated genital Chlamydia trachomatis infection. Sex Transm Infect 2006; 82 (4): 340–3.
  21. http://clinicaltrials.gov/show/NCT00980148.
  22. http://www.mednet.ru/ images/stories/files /statistika /dermatovenerologicheskaya_ sluzhba/2008 /zabolevaemost_ hlamidiinoi_ infekciei_v_subektah _rf_2007.pdf.
  23. Jensen I.P, Thorsen P, Moller B.R. Sensitivity of ligase chain reaction assay of urine from pregnant women for Chlamydia trachomatis. Lancet 1997; 349: 329–30.
  24. Joyner J.L, Douglas J.M, Foster M et al. Persistence of Chlamydia trachomatis infection detected by polymerase chain reaction in untreated patients. Sex Transm Dis 2002; 29: 196–200.
  25. Land J.A, Van Bergen J.E, Morré S.A. Epidemiology of Chlamydia trachomatis infection in women and the cost - effectiveness of screening. Hum Reprod Update 2010; 16 (2): 189–204.
  26. Lau C.Y, Qureshi A.K. Azithromycin versus doxycycline for genital chlamydial infections: a meta - analysis of randomized clinical trials. Sex Transm Dis 2002; 29: 497–502.
  27. Lea A.P, Lamb H.M. Azithromycin. A pharmacoeconomic review of its use as a single - dose regimen in the treatment of uncomplicated urogenital Chlamydia trachomatis infections in women. Pharmacoeconomics 1997; 12 (5): 596–611.
  28. Magid D, Douglas J.M, Schwartz J.S. Doxycycline compared with azithromycin for treating women with genital Chlamydia trachomatis infections: an incremental cost - effectiveness analysis. Ann Intern Med 1996; 124 (4): 389–99.
  29. Michel C.E, Sonnex C, Carne C.A et al. Chlamydia trachomatis load at matched anatomic sites: implications for screening strategies. J Clin Microbiol 2007; 45: 1395–402.
  30. Molano M, Meijer C.J, Weiderpass E et al. The natural course of Chlamydia trachomatis infection in asymptomatic Colombian women: a 5-year follow - up study. J Infect Dis 2005; 191: 907–16.
  31. Moller J.K, Andersen B, Olesen F et al. Impact of menstrual cycle on the diagnostic performance of LCR, TMA, and PCE for detection of Chlamydia trachomatis in home obtained and mailed vaginal flush and urine samples. Sex Transm Infect 1999; 75: 228–30.
  32. Morré S.A, van den Brule A.J, Rozendaal L et al. The natural course of asymptomatic Chlamydia trachomatis infections: 45% clearance and no development of clinical PID after one - year follow - up. Int J STD AIDS 2002; 13 (Suppl. 2): 12–8.
  33. Paavonen J. Chlamydia trachomatis infections of the female genital tract: state of the art. Ann Med 2012; 44 (1): 18–28. doi: 10.3109/07853890.2010.546365. Epub 2011.
  34. Renault C.A, Israelski D.M, Levy V et al. Time to clearance of Chlamydia trachomatis ribosomal RNA in women treated for chlamydial infection. J Sex Health 2011; 8 (1): 69–73.
  35. Ripa T, Nilsson P.A. A Chlamydia trachomatis strain with a 377-bp deletion in the cryptic plasmid causing false - negative nucleic acid amplification tests. Sex Transm Dis 2007; 34 (5): 255–6.
  36. Rogers S.M, Miller W.C, Turner C.F et al. Concordance of Chlamydia trachomatis infections within sexual partnerships. Sex Transm Infect 2008; 84: 23–8.
  37. Santos F, Sheehy O, Perreault S et al. Trends in anti - infective drugs use in pregnancy. J Popul Ther Clin Pharmacol 2012; 19 (3): e460-5.
  38. Savaris R.F, Teixeira L.M, Torres T.G et al. Comparing ceftriaxone plus azithromycin or doxycycline for pelvic inflammatory disease: a randomized controlled trial. Obstet Gynecol 2007; 110 (1): 53–60.
  39. Schachter J, Chernesky M.A, Willis D.E et al. Vaginal swabs are the specimens of choice when screening for Chlamydia trachomatis and Neisseria gonorrhoeae: results from a multicenter evaluation of the APTIMA assays for both infections. Sex Transm Dis 2005; 32 (12): 725–8.
  40. Schwebke J.R, Rompalo A, Taylor S et al. Re - evaluating the treatment of nongonococcal urethritis: emphasizing emerging pathogens – a randomized clinical trial. Clin Infect Dis 2011; 52 (2): 163–70. doi: 10.1093/cid/ciq074.
  41. Seña A.C, Lensing S, Rompalo A et al. Chlamydia trachomatis, Mycoplasma genitalium, and Trichomonasvaginalis infections in men with nongonococcal urethritis: predictors and persistence after therapy. J Infect Dis 2012; 206 (3): 357-65. doi: 10.1093/infdis/jis356. Epub 2012.
  42. Workowski K.A, Berman S. Sexually transmitted diseases treatment guidelines, 2010. Centers for Disease Control and Prevention (CDC). MMWR Recomm Rep 2010; 59 (RR-12): 1–110.
  43. Sheffield J.S, Andrews W.W, Klebanoff M.A et al. Spontaneous resolution of asymptomatic Chlamydia trachomatis in pregnancy. Obstet Gynecol 2005; 105: 557–62.
  44. Shima K, Klinger M, Solbach W et al. Activity of first choice antimicrobials against IFN - γ treated Chlamydia trachomatis differs in hypoxia. Antimicrob Agents Chemother 2013.
  45. Shipitsyna E, Zolotoverkhaya E, Agné-Stadling I et al. First evaluation of six nucleic acid amplification tests widely used in the diagnosis of Chlamydia trachomatis in Russia. J Eur Acad Dermatol Venereol 2009; 23 (3): 268–76. doi: 10.1111/j.1468-3083.2008.03038.x. Epub 2008.
  46. Stamm W.E, Batteiger B.E, Mc Cormack W.M et al. A randomized, doubl - blind study comparing single - dose rifalazil with single - dose azithromycin for the empirical treatment of nongonococcal urethritis in men. Sex Transm Dis 2007; 34 (8): 545–52.
  47. Van Valkengoed I.G, Morré S.A, van den Brule A.J et al. Follow - up, treatment, and reinfection rates among asymptomatic Chlamydia trachomatis cases in general practice. Br J Gen Pract 2002; 52: 623–7.
  48. Wiggins R, Graf S, Low N et al. Chlamydia Screening Studies (ClaSS) Study Group. Real - time quantitative PCR to determine chlamydial load in men and women in a community setting. J Clin Microbiol 2009; 47: 1824–9.
  49. Чеботарев В.В., Чеботарева Н.В., Касымов Б.М., Гомберг М.А. Отдаленные результаты лечения больных осложненными формами урогенитального хламидиоза азитромицином по схеме 1-7-14. ИППП 3, 2003.
  50. Pitsouni E, Iavazzo C, Athanasiou S et al. Single - dose azithromycin versus erythromycin or amoxicillin for Chlamydia trachomatis infection during pregnancy: a meta - analysis of randomised controlled trials. Int J Antimicrob Agents 2007; 30 (3): 213–21. Epub 2007.

Copyright (c) 2013 Kovalyk V.P.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies