The role of antioxidants in high risk pregnancy


Cite item

Abstract

The article describes the current understanding of the oxidative stress and its influence on the development of pregnancy complications: premature labor, preterm premature rupture of the membranes, preeclampsia, placental insufficiency, intrauterine growth restriction, congenital malformations. Particular attention is paid to the role of antioxidants in prophylaxis of pregnancy disorders and of a number of diseases in neonates. Vitamins and micronutrients supplementation may help restore balance to the oxidative pathways. The development of safe and efficient antioxidant strategies to prevent o minimize oxidative damage before and during pregnancy and during lactation are required.

Full Text

В настоящее время в патогенезе многих осложнений беременности и неонатального периода ведущая роль отводится оксидативному (окислительному) Оксидативный стресс и разные антиоксиданты [23]. стрессу - общепатологической реакции, проявляющейся нарушением в организме баланса между прооксидантами и компонентами системы антиоксидантной защиты [3, 5, 8, 27, 36]. Беременность сопровождается дополнительной по- требностью в антиоксидантах для борьбы с оксидативным стрессом [2, 8, 28], при этом действие свободных радикалов и других молекул оксидативного стресса может превышать АФК Пероксид водорода Супероксид - свободный радикал Гидроксильный свободный радикал Синглетный кислород АФА Пероксинитрит Нитрозопероксикарбонат Диоксид азота антиоксидантную буферную способность матери и расту- щего плода, что сопровождается повреждением и апопто- зом клеток. Этот механизм приводит к таким осложнениям беременности, как преждевременные роды, преждевремен- ный разрыв плодных оболочек, преэклампсия, плацентар- ная недостаточность, синдром задержки роста плода Антиоксиданты (блокирующие агенты) Реактивные радикалы Антиоксиданты (блокирующие агенты) Апоптоз клеток (СЗРП), врожденные пороки развития плода, железодефицитная анемия [2, 11, 27, 28]. Оксидативный стресс является одним из этиопатогенетических факторов развития ряда осложнений неонатального периода (бронхолегочной дисплазии, ретинопатии недоношенных, некротизирую- щего энтероколита, внутрижелудочкового кровоизлияния, Растворение ДНК в ядре Разрушение липидов клеточных мембран Блок ферментов в митохондриях Воздействие на сигнальный путь NO перивентрикулярной лейкомаляции), так как у новорож- денных, особенно недоношенных, нет достаточно разви- тых механизмов антиоксидантной защиты против дей- ствия свободных радикалов [2, 6, 16, 21, 34]. Активные формы кислорода (АФК) и азота (АФА) могут вызывать цитотоксическое повреждение протеинов, липи- дов и ДНК, а для баланса этих побочных эффектов необхо- димы ферментативные и неферментативные антиокси- данты (см. рисунок). Как АФК, так и АФА имеют неспарен- ный электрон и поэтому чрезвычайно неустойчивы [3, 5, 8, 28]. Свободные радикалы участвуют в переносе элек- Ферментативные Каталаза Глюкозо-6-фосфатдегидрогеназа Супероксиддисмутаза Глутатионпероксидаза (Se) Трансферрин (Fe) Коэнзим Q10 Неферментативные Витамины С, Е β-Каротин Ликопен Цинк Кальций Жирные кислоты α-Фетопротеин трона флавиновыми элементами, обновлении состава ли- пидов биомембран, окислительном фосфорилировании в митохондриях, митогенезе, проведении нервного им- пульса и др. Избыток свободных радикалов повреждает клетки эндотелия кровеносных сосудов и многих систем органов путем окисления нуклеиновых кислот, липидов, протеинов и углеводородов, что приводит к денатурации ДНК в этих клетках [3, 5, 8, 28]. При беременности свобод- ные радикалы могут нарушать нормальный рост плаценты, что приводит к прерыванию беременности, мертворожде- ниям, развитию хромосомных аномалий [23, 27, 37, 46, 50]. Свободные радикалы, представляющие наибольший ин- терес и биологическую важность, относятся к АФК [3, 5, 8, 34, 37]. В физиологических условиях около 95% всего по- требляемого кислорода клетки идет на восстановление в митохондриях до воды в процессе окислительного фосфо- рилирования. Остальные 5% кислорода в результате разных ферментативных реакций превращаются в АФК (первич- ные радикалы), которые могут запускать процесс перекис- ного окисления липидов (ПОЛ) с образованием липидных радикалов (вторичные радикалы). АФК - это собиратель- ное понятие, включающее не только супероксид-анион и гидроксильные радикалы, но и перекисные радикалы, про- изводные молекулярного кислорода (см. рисунок). Продук- ция АФК происходит по разным механизмам: нормальный транспорт электронов в митохондрии и жирные кислоты, метаболизм простагландинов, ишемия-реперфузия, гипо- ксия, гипероксия, активация нейтрофилов и макрофагов (воспаление), гипоксантин-ксантинная оксидазная си- стема эндотелиальных клеток (деградация аденозинтри- фосфата) и др. [3, 8, 34]. АФК при беременности могут за- пускать простагландиновый каскад (синтез простагланди- нов из жирных кислот прежде всего арахидоновой), что приводит к преждевременному развязыванию родовой дея- тельности, раскрытию шейки матки, а также способствуют вазоконстрикции, приводящей к преэклампсии и СЗРП) [21, 27, 32, 46]. АФА также повреждают клеточную ДНК и нарушают дей- ствие оксида азота (NO) - сигнальный путь нормальной ва- зодилатации при беременности [46]. Свободные радикалы нарушают способность к вазодилатации и способствуют вазоконстрикции, повышению артериального давления и нарушению плацентарного кровотока, что приводит к преждевременным родам, преэклампсии, плацентарной недостаточности и СЗРП [11, 27, 37]. Механизмы стресса Оксидативный стресс при беременности может быть следствием разных механизмов: повышенного образования реактивных оксидантов, образующихся при окислении углеводов, белков, а также в результате аутоокисления жирных кислот в триглицеридах, фосфолипидах и эфирах холестерина; снижения активности антиоксидантной системы в ор- ганизме, которая представлена глутатионом, глута- тионпероксидазой, каталазой, супероксиддисмутазой, витаминами Е, С, α-липоевой кислотой и другими анти- оксидантами (таурин, каротин, мочевая кислота, коэн- зим Q10 и др.); нарушения ферментов митохондриального окисления, обмена простагландинов и лейкотриенов; нарушения концентрации или обмена глутатиона и ионов некоторых металлов; влияния полиморфизма генов (ген А1А цитохрома P-450 - CYP1A1), генов μ1 глутатион-S-трансферазы (GSTM1) и θ1 глутатион-S-трансферазы (GSTT1) на ин- тенсивность процесса детоксикации [23]. Кроме того, ишемия, гипоксия тканей, наблюдаемые при ряде осложнений беременности, являются дополнитель- ными факторами, способствующими повышенному образо- ванию реактивных оксидантов в разных органах и тканях. Продуктами ПОЛ являются предшественники проста- гландинов и их производных - тромбоксанов и простацик- лина. Постоянно протекающие в клеточных мембранах ре- акции пероксидации способствуют обновлению их липид- ного состава и поддержанию соответствующей активности всех липидзависимых мембраносвязанных ферментов, к которым относятся практически все ферментные системы организма. ПОЛ таким образом является необходимым участником поддержания структурного гомеостаза орга- низма [3, 4, 8, 28]. Конечным продуктом ПОЛ является малоновый диальде- гид, который ингибирует простациклин, способствуя агре- гации тромбоцитов и тромбообразованию. Специфическим ингибитором простациклинсинтетазы в микросомах эндотелия сосудов служит перекись липидов 15-гидрокси- арахидоновая кислота. Одновременно со снижением син- теза простациклина повышается синтез тромбоксанов, способствующих прилипанию тромбоцитов к клеткам эн- дотелия, что нарушает микроциркуляцию и инициирует атероматозный процесс. Перекисному окислению подвер- гаются липиды и фосфолипиды артериальной стенки, то- гда они распознаются макрофагами и другими иммуно- компетентными клетками как чужеродные, что иниции- рует процессы гуморального иммунитета и выработку спе- цифических аутоантител [3, 4, 8]. Маркером оксидативного стресса является образова- ние перекисей липидов в плаценте и крови при беремен- ности, осложненной преэклампсией, в частности, уве- личение концентрации малонового диальдегида и одно- временное повышение содержания арахидоновой кис- лоты в плазматической мембране микроворсинок [36, 46]. Концентрация изопростана - специфического маркера окислительного стресса - также повышена в плаценте у пациенток с преэклампсией [45]. В плаценте и децидуальной оболочке содержание карбонильных групп белков, продуктов АФК-опосредованного окисле- ния белков увеличено, а антиоксидантная емкость пони- жена при преэклампсии по сравнению с таковой при нормальной беременности [46, 50]. Следует отметить, что все известные ферментативные и неферментативные ан- тиоксиданты, включая марганец (Mn) и медь/цинк (Cu/Zn), супероксиддисмутазу, каталазу, глутатион, глута- тионпероксидазу, глутатион-S-трансферазу, тиол/дисуль- фидоксид-редуктазу, а также витамины С и Е, присут- ствуют в плаценте [2, 8, 28, 50]. Перекисные радикалы вступают во взаимодействие с мо- лекулами жирных кислот, образуя высокотоксичные гид- роперекиси (ROOH) и новый свободный радикал. Этот процесс протекает лавинообразно с увеличением концент- рации свободных радикалов, которые затем снова форми- руют цепи окисления. Эти реакции прерываются лишь взаимодействием с антиоксидантами. В норме сохраняется равновесие между скоростью ПОЛ и активностью анти- оксидантной системы (витамины Е, С, В, супероксиддисму- таза, каталаза, глутатионтрансфераза, глутатионперокси- даза, глутатионредуктаза и др.), что является одним из ос- новных показателей гомеостаза [8, 23, 27]. Антиоксидантная терапия Теоретическая база оксидативного стресса не вызывает сомнений, тем не менее в клинической практике значи- мость антиоксидантной терапии нередко подвергается со- мнению, что в основном связано с отсутствием точных критериев влияния антиоксидантов на эффективность те- рапии. Полноценное питание женщины на этапе прегравидар- ной подготовки, во время беременности и в период лакта- ции улучшает исходы для матери и ребенка, снижает ча- стоту акушерских и неонатальных осложнений, однако в современных условиях обеспечить поступление многих антиоксидантов с продуктами питания не представляется возможным, так как дефицит в диете овощей и фруктов составляет 40-60% [23, 27]. Недостаточное поступление эссенциальных витаминов и микронутриентов может приводить к биологической конкуренции с развитием тя- желых последствий как для матери, так и для плода. Совре- менная антиоксидантная терапия представлена разными препаратами (препараты α-токоферола, витамина С, се- лена, α-липоевой кислоты и др.), которые применяются для профилактики осложнений беременности, особенно в группах высокого риска акушерских осложнений [7, 23, 28]. Природные антиоксиданты Природные антиоксиданты, содержащиеся в продуктах питания, представлены многочисленной группой витами- нов (витамины С, Е, А и др.), а также флавоноидами, микро- элементами (коантиоксидантами) и другими соединениями. Такие микронутриенты, как железо (Fe), Zn, Cu, се- лен (Se), кобальт (Co), хром (Cr), молибден (Mo) и йод (I), являются жизненно необходимыми (эссенциальными), при их отсутствии или недостатке нарушаются процессы роста и развития организма. Среди эссенциальных микро- нутриентов наиболее выраженными антиоксидантными свойствами обладает Se; несколько в меньшей степени эти свойства выражены у остальных микроэлементов, в том числе у Сu, Zn и Mn [7, 28]. Селен Se, как и I, содержится в почве. Недостаточность его в почве выявляется практически в тех же регионах, которые характеризуются и йодной недостаточностью. Se является компонентом многих необходимых соединений - селено- протеинов: глутатионпероксидазы, селенопротеина-Р, тио- редоксинредуктазы; кроме того, Se принимает участие в синтезе гормонов щитовидной железы. Глутатионперокси- даза является одним из основных ферментов антиокси- дантного действия. Высокий уровень Se в плазме крови бе- ременных и активность глутатионпероксидазы коррели- руют с увеличением массы новорожденных, при высоком уровне Se достоверно снижается частота преждевремен- ных родов, преэклампсии, СЗРП [28, 41]. Медь Cu - эссенциальный кофактор для ряда ферментов, участвующих в метаболических реакциях, ангиогенезе, транс- порте кислорода и антиоксидантной защите, включая ката- лазу, супероксиддисмутазу и цитохромоксидазу. В течение беременности уровень Cu в плазме существенно возрас- тает, около 96% Cu находится в связи с церулоплазмином - белком с антиоксидантными свойствами. Выраженный де- фицит Cu при беременности может сопровождаться невы- нашиванием, развитием плацентарной недостаточности, преэклампсии [23, 28]. Цинк Zn является кофактором многих ферментов, участвующих в углеводном и белковом обмене, синтезе нуклеино- вых кислот, эмбриогенезе, развитии головного мозга плода, а также остается существенным компонентом анти- оксидантной защиты, так как входит в состав Cu/Zn-супер- оксиддисмутазы. Дефицит Zn коррелирует с такими ослож- нениями беременности, как развитие преждевременной родовой деятельности, преэклампсия, СЗРП, при этом уро- вень Zn у плода существенно выше, чем у матери, даже в случаях преэклампсии, что свидетельствует о способности плода самостоятельно поддерживать гомеостаз Zn, в том числе для обеспечения антиоксидантной защиты [28]. Марганец Mn также является кофактором ферментов антиоксидантной защиты, в частности, Mn-супероксиддисмутазы, участвующей в защите плаценты от оксидативного стресса путем детоксикации супероксид-анионов [28]. Mn отно- сится к одним из наименее изученных микронутриентов, однако имеются данные об увеличении частоты СЗРП, не- вынашивания беременности, преэклампсии при дефиците Mn [24, 28]. Аскорбиновая кислота Витамин С, или аскорбиновая кислота, - водорастворимый витамин. В организме человека аскорбиновая кислота преимущественно представлена в L-форме. Стрессовые си- туации увеличивают количество метаболитов витамина С в виде дегидроаскорбиновой кислоты. Витамин С (аскорби- новая кислота + дегидроаскорбиновая кислота) играет ак- тивную роль во многих процессах, включая защиту от ин- фекции, активацию механизмов иммунной защиты, в про- цессах заживления ран, а также в образовании гормонов за- щиты против стресса. Аскорбат является кофактором дофа- мин-β-гидроксилазы, которая катализирует синтез норад- реналина и других катехоламинов. Витамин С необходим для тканевого роста, восстановления и новообразования сосудов, является восстановителем для L-пролингидрокси- лазы, которая необходима для синтеза cоединительной ткани [1, 3, 7, 17]. В организме с участием витамина С про- исходит регенерация α-токоферола из токофероксильного радикала. Витамин С в виде ионов аскорбата - один из ак- тивных элементов системы антиоксидантной защиты, пре- дохраняет липиды от окисления их пероксидными радика- лами. Антиоксидантный эффект аскорбата проявляется при достаточном количестве других антиоксидантов, таких как α-токоферол и глутатион [17]. Глутатион восстанавливает дегидроаскорбиновую кислоту прямым и неферментатив- ным путем до аскорбиновой кислоты. Эта реакция является одним из основных механизмов антиоксидантной системы, часто описываемых как восстановительные циклы - глута- тион/глутатиондисульфид и аскорбиновая/дегидроаскор- биновая кислота. При этом клетки периферических тканей поглощают экзогенную дегидроаскорбиновую кислоту и в присутствии глутатиона конвертируют ее в цитоплазме в аскорбиновую кислоту. Восстановление глутатиондисуль- фида в глутатион катализируется глутатионредуктазой и требует участия NADPH в качестве кофактора. Недостаточ- ность глутатиона снижает содержание аскорбиновой кис- лоты в тканях и одновременно повышает концентрацию де- гидроаскорбиновой кислоты [7, 17, 28]. При недостатке α-токоферола и глутатиона может прева- лировать прооксидантный эффект аскорбата и его метабо- литов, такой же эффект наблюдается при применении вы- соких доз аскорбиновой кислоты [7, 17, 21]. Избежать про- оксидантного эффекта витамина С можно в таких случаях при назначении перорального приема витамина С, содер- жащегося в продуктах питания или сбалансированных ви- таминно-минеральных комплексах (ВМК) для беременных. Токоферол Витамин Е (токоферол) - жирорастворимый витамин, относится к сильнодействующим природным антиокси- дантам, при этом в ингибировании ПОЛ участвуют только восстановленные (фенольные) формы витамина Е, а вос- становителем антиоксидантных свойств токоферола яв- ляется аскорбиновая кислота [9, 15, 24]. Витамин Е пред- упреждает образование конечных продуктов гликозилиро- вания нативных липопротеидов низкой плотности, стаби- лизирует плазматические мембраны клеток и лизосом, спо- собствуя тем самым сохранению их целостности и функ- циональной активности. В организме витамин Е ингиби- рует ПОЛ и удаляет свободные радикалы, включая синглет- ный кислород, который является мощным окислителем. Витамин Е при взаимодействии с пероксидными радика- лами липидов восстанавливает их в гидропероксиды, пре- вращаясь в токоферол-хинон, который экскретируется почками [7, 15]. Доказательная эффективность В рандомизированном исследовании L.Chappell и соавт. [13] была выбрана группа, состоящая из 283 беременных высокого риска по развитию преэклампсии (по данным допплерометрии), которым с 16-22-й недели беременно- сти проводилась терапия 1000 мг витамина С и 400 МЕ вита- мина Е против плацебо. По результатам исследования раз- витие преэклампсии отмечено у 24 (17%) из 142 беремен- ных группы плацебо и у 11 (8%) беременных, получавших витамины. Таким образом, был показан положительный эф- фект от применения антиоксидантной терапии [13]. В недавнем исследовании N.Wibowo и соавт. [47] положи- тельные результаты были получены у беременных с низким антиоксидантным статусом, при назначении антиоксидан- тов частота преэклампсии составила 2%, по сравнению с 14,5% в группе плацебо (p=0,034) [47]. В ряде исследований показано, что назначение витаминов С и Е может предупредить тератогенный эффект сахар- ного диабета матери [16, 26]. В недавнем проспективном исследовании датских уче- ных, включающем 57 346 беременных [22], было показано, что при дополнительном приеме витаминов С и Е частота преэклампсии статистически достоверно не снижается, однако проведенный дополнительный анализ выявил, что при этом достоверно снижается частота тяжелых форм преэклампсии/эклампсии/HELLP-синдрома [22]. Таким образом, назначение таких антиоксидантов, как ви- тамины С и Е, может предупредить развитие тяжелых форм гестоза, приводящих к досрочному родоразрешению [22]. Существенный эффект снижения частоты преэклампсии и преждевременных родов был получен в недавнем иссле- довании при комбинированном назначении витаминов С, Е и L-аргинина [42]. Таким образом, в настоящее время доказано, что допол- нительное назначение витаминов С и Е снижает частоту тя- желых форм преэклампсии во всех группах беременных, частоту преэклампсии и преждевременных родов у паци- енток с низким антиоксидантным статусом, частоту поро- ков развития при сахарном диабете матери. Каротин и каротиноиды Витамин А и каротиноиды (α-/β-каротин, β-криптоксантин, ликопен, лютеин, зеаксантин, астаксантин, кан- таксантин) являются также антиоксидантами, хотя обла- дают неодинаковой антиоксидантной активностью. К на- стоящему времени известны три витамина из группы А: А1 (ретинол), А2, неовитамин А (цисформа витамина А1). Предшественниками витамина А являются α- и β-каротин, отличающиеся друг от друга химическим строением и био- логической активностью. Биологически активным соеди- нением является β-каротин, при распаде которого обра- зуются 2 молекулы витамина А, антиоксидантная актив- ность которых проявляется в регулировании процессов ПОЛ в мембранах клеток, включая процессы окисления в микросомах печени. Показано, что β-каротин, астаксантин, ликопен и кантаксантин in vitro и in vivo (добровольцы) превращают наиболее агрессивный оксидант - синглет- ный кислород - в менее агрессивную и более стабильную его форму [35]. Ликопен - циклический каротиноид с 11 конъюгированными двойными связями, обладает наи- большим протективным эффектом по отношению к спо- собности синглетного кислорода вызывать апоптоз клеток. Значимость Ряд исследователей указывали на связь низкого уровня ликопена с преждевременными родами и преждевремен- ным разрывом плодных оболочек [23, 35]. J.Sharma и со- авт. [35] было проведено проспективное рандомизирован- ное контролируемое исследование 251 первобеременной во II триместре, из них 116 получали ликопен (2 мг 2 раза в сутки), 135 - плацебо (обе подгруппы получали препа- рат до родов). Срок беременности и масса ребенка при рождении была существенно выше в подгруппе беремен- ных, получающих ликопен, в этой подгруппе также от- мечено достоверное снижение частоты преэклампсии (8,6% против 17,7%) и СЗРП (12% против 23,7%). Большое количество двойных связей в ликопене обусловливает его мощный антиоксидантный эффект и более выраженную, чем у витаминов С и Е, клиническую эффективность в профилактике таких осложнений беременности, как преждевременные роды, преждевременный разрыв плод- ных оболочек, преэклампсия, плацентарная недостаточ- ность [23, 35]. В недавнем исследовании M.Kramer и соавт. [24] показана связь между уровнем антиоксидантной защиты и спонтан- ными преждевременными родами. Было проведено про- спективное многоцентровое исследование «случай-конт- роль» (n=5337) с забором проб крови в 24-26 нед беремен- ности и определением каротиноидов, ретинола, токоферо- лов и длинноцепочечных жирных кислот. Анализ результа- тов при спонтанных преждевременных (n=207) и своевре- менных родах (n=443) показал, что высокие концентрации в плазме α- и β-каротина, а также ликопена ассоциирова- лись со снижением частоты спонтанных преждевремен- ных родов [24]. Основным источником α-каротина и при- мерно 40% β-каротина является морковь, а практически весь ликопен (80%) поступает в организм из томатов и их производных. Поскольку потребление обоих источников при обычной диете является достаточно низким, необхо- димо дополнительное назначение препаратов, содержа- щих эти антиоксиданты, беременным с низким уровнем каротиноидов и ликопена [15, 23, 24]. Следует отметить, что каротиноиды и витамин А1 под- вергаются аутоокислению с образованием перекисных со- единений, поэтому их прием необходимо сочетать с дру- гими антиоксидантными соединениями (витамин С, Е, Se и др.), что способствует более эффективному синтезу вита- мина А в кишечнике, увеличивая его биологическое дей- ствие [15, 24]. Фолиевая кислота Огромное значение для нормального течения беременности имеет адекватное поступление фолиевой кислоты (водорастворимого витамина В9), необходимой для син- теза эритроцитов, метаболизма гомоцистеина, синтеза и метилирования ДНК, синтеза транспортной РНК, регули- рования экспрессии генов, синтеза ряда незаменимых ами- нокислот [29, 30]. Дефицит фолиевой кислоты является од- ной из наиболее распространенных проблем при беремен- ности, при этом дополнительное употребление фолиевой кислоты достоверно снижает частоту пороков нервной трубки и других врожденных пороков развития, в частно- сти, сердца [18, 48]. Роль фолиевой кислоты в профилактике врожденных по- роков развития плода чрезвычайно важна, кроме того, сле- дует указать и на мнение исследователей о наличии у фо- лиевой кислоты антиоксидантных свойств [20]. Фолиевая кислота, синтетическая форма фолатов, инактивирует сво- бодные радикалы - АФК, таким образом также может рас- сматриваться как эффективный антиоксидант [20]. R.Joshi и соавт. [20] в исследовании антиоксидантных свойств фо- лиевой кислоты доказали, что она не только инактивирует АФК, но и, несмотря на то что является водорастворимым витамином, играет важную роль в ингибировании микро- сомального ПОЛ и может защищать клеточные мембраны и ДНК от свободнорадикального повреждения [20]. Минимальной суточной дозой фолиевой кислоты для женщин репродуктивного возраста является 400 мкг, мини- мальной дозой для беременных - 600 мкг, оптимальной ре- комендуемой суточной дозой для беременных - 800-1000 мкг [18, 29, 30, 48]. Такая суточная доза фолиевой кислоты входит в состав современных витаминно-мине- ральных комплексов для беременных, применение кото- рых возможно на этапе прегравидарной подготовки (пери- концепционная профилактика фолатзависимых врожден- ных пороков развития) и в течении всей беременности. Так, в составе лекарственного препарата Витрум Пренатал Форте суточная доза фолиевой кислоты составляет 800 мкг и является оптимальной в течение всей беременности. При установленной гипергомоцистеинемии или рождении в анамнезе детей с дефектами нервной трубки доза фолие- вой кислоты на этапе периконцепционной профилактики и во время беременности может быть увеличена до 4000 мкг (4 мг) [29]. В исследовании B.Venn и соавт. [43] было показано, что применение более дорогого L-метил- фолата (метафолина 600 мкг, фолиевой кислоты 400 мкг) не дает существенных преимуществ в уровне фолатов в плазме крови и эритроцитах по сравнению со стандарт- ным назначением фолиевой кислоты [43]. Следует отметить, что за период многолетних наблюде- ний и исследований не было выявлено побочных эффектов применения фолиевой кислоты даже при многолетнем ее употреблении [29]. При дополнительном назначении фо- лиевой кислоты для достижения концентрации фолатов в плазме крови и эритроцитах, необходимой для эффектив- ной профилактики дефектов нервной трубки у плода, требу- ется около 12 нед, поэтому периконцепционная профилак- тика фолатзависимых пороков развития должна быть начата не менее чем за 12 нед до предполагаемого зачатия [29, 48]. Заключение Представленные данные свидетельствуют о необходимости применения антиоксидантов для профилактики осложнений беременности и рождения здорового потом- ства. Биологические функции многих компонентов анти- оксидантной защиты у беременной, плода, а также репро- дуктивно активных женщин в прегравидарный и период послеродовой реабилитации проявляются гораздо слабее, если их дефицит сочетается с дефицитами таких витами- нов и минералов, как витамины Е, С, А, группы В, Se, Zn, Mn, Fe. Информация о синергизме витаминов и микронут- риентов для достижения максимального эффекта анти- оксидантной защиты при беременности весьма важна для осознания необходимости приема беременными анти- оксидантов, оптимально сочетающихся в составе сбалан- сированных ВМК, например Витрум Пренатал Форте, спе- циально разработанного для подготовки к беременности, приема в период беременности и период лактации. Эффек- тивность антиоксидантов, входящих в состав ВМК Витрум Пренатал Форте, клинически доказана в профилак- тике и комплексном лечении угрозы преждевременных ро- дов. Восстановление дефицита I, Fe, Mg, витаминов С и Е, фолиевой кислоты и других микроэлементов оказывает благоприятное влияние на течение беременности, снижая процент акушерских осложнений. Прием ВМК Витрум Пренатал Форте максимально безопасным способом со- храняет здоровье беременной женщины и будущего ма- лыша. Подобный подход к нутрициальной коррекции не только позволяет избежать полипрагмазии, но и интенси- фицировать микронутриентную коррекцию витаминов и микроэлементов, не повышая дозы отдельных микронут- риентов и при этом обеспечивая эффективную антиокси- дантную защиту, профилактику серьезных осложнений бе- ременности и рождение здорового потомства.
×

About the authors

I V Bakhareva

Email: iribakhareva@yandex.ru

References

  1. Владимиров Ю.А., Проскурнина Е.В. Свободные радикалы и клеточная хемилюминесценция. Успехи биол. химии. 2009; 49: 341.
  2. Доброхотова Ю.Э., Иванова Т.А., Гуляева Н.В. и др. Окислительный стресс в плаценте при физиологической и патологически протекающей беременности. Рос. вестн. акушера - гинеколога. 2008; 6:33-6.
  3. Зенков Н.К., Ланкин В.З., Меньщикова Е.Б. Окислительный стресс:Биохимический и патофизиологический аспекты. М.: Наука/Интерпериодика, 2001.
  4. Измайлов Д.Ю., Демин Е.В., Владимиров Ю.А. Определение активности антиоксидантов методом измерения кинетики хемилюминесценции. Фотобиология и фотомедицина. 2011; 2: 17-20.
  5. Меньщикова Е.Б., Зенков Н.К., Ланкин В.З. и др. Окислительный стресс: Патологические состояния и заболевания. Новосибирск:АРТА, 2008.
  6. Шалина Р.И., Канзапетов М.Р. Антиоксиданты и их роль в акушерской практике. Гинекология. 2013; 15 (5): 3-7.
  7. Ших Е.В. Взаимодействия компонентов витаминно - минеральных комплексов и рациональная витаминотерапия. РМЖ. 2004; 17:8-15.
  8. Auten R.L, Davis J.M. Oxygen toxicity and reactive oxygen species: the devilis in the details. Pediatr Res 2009; 66: 121e7.
  9. Beazley D, Ahokas R, Livingston J et al. Vitamin C and E supplementation in women at high risk for preeclampsia: a double - blind, placebo - controlled trial. Am J Obstet Gynecol 2005; 192 (2): 520-1.
  10. Boutet M, Roland L, Thomas N, Bilodeau J.F. Specific systemic antioxidant response to preeclampsia in late pregnancy: the study of intracellular glutathione peroxidases in maternal and fetal blood. Am J Obstet Gynecol 2009; 200: 530.e1-530.e7.
  11. Buhimschi C.S, Dulay A.T, Abdel-Razeq S et al. Fetal inflammatory response in women with proteomic biomarkers characteristic of intra - amniotic inflammation and preterm birth. Br J Obstet Gynaecol 2009; 116:257-67.
  12. Burton G.J, Jauniaux E. Oxidative stress. Best Practice & Research Clinical Obstetrics and Gynaecology 2010; doi: 10.1016/j.bpobgyn.2010.10.016.
  13. Chappell L.C, Seed P.T, Briley A.L et al. Effect of antioxidants on the occurrence of preeclampsia in women at increased risk: a randomised trial.Lancet 1999; 354 (9181): 810-6.
  14. Crane F.L, Navas P. The diversity of coenzyme Q function. Mol Aspects Med 1997; 18 (Suppl.): S1-S6.
  15. Debier C, Larondelle Y. Vitamins A and E: metabolism, roles and transfer to offspring. Br J Nutr 2005; 93: 153e74.
  16. Dheen S.T, Tay S.S, Boran J. Recent studies on neural tube defects in embryos of diabetic pregnancy: an overview. Curr Med Chem 2009; 16:2345e54.
  17. Ghate J, Choudhari A.R, Ghygare B, Singh R. Antioxidant Role of Vitamin C in normal Pregnancy. Biomed Res 2011; 22 (1): 49-51.
  18. Goh Y.I, Bollano E, Einarson T.R, Koren G. Prenatal multivitamin supplementation and rates of congenital anomalies: A meta - analysis. J Obstet Gynaecol Can 2006; 28: 680-9.
  19. Greenberg J.A, Bell S.J, Van Ausdal W. Omega-3 fatty acid supplementation during pregnancy. Rev Obstet Gynecol 2008; 1 (4): 162-9.
  20. Joshi R, Adhikari S, Patro B.S et al. Free radical scavenging behavior of folic acid: evidence for possible antioxidant activity. Free Radic Biol Med 2001; 30 (12): 1390-9.
  21. Joshi S.R, Mehendale S.S, Dangat K.D et al. High maternal plasma antioxidant concentrations associated with preterm delivery. Ann Nutr Metab 2008; 53: 276-82.
  22. Klemmensen A.K, Tabor A, Østerdal M.L et al. Intake of vitamin C and E in pregnancy and risk of preeclampsia: prospective study among 57 346 women. BJOG An Int J Obstet Gynaecol 2009; 116 (7): 964-74.
  23. Knuppel R.A, Hassan M.I, Mc Dermott J.J et al. Oxidative stress and antioxidants: preterm birth and preterm infants, preterm birth - mother and child. J.Morrison (Ed.). 2012. http://www.intechopen.com
  24. Kramer M.S, Kahn S.R, Platt R.W. Antioxidant vitamins, long - chain fatty acids, and spontaneous preterm birth. Epidemiology 2009; 20: 707-13.
  25. Makrides M, Gibson R.A, Mc Phee A.J. Effect of DHA supplementation during pregnancy on maternal depression and neurodevelopment of young children. JAMA 2010; 304: 1675-83.
  26. Mc Cance D.R, Holmes V.A, Maresh M.J.A et al. Vitamins C and E for prevention of preeclampsia in women with type 1 diabetes (DAPIT): a randomised placebo - controlled trial. Lancet 2010; 376 (9737): 259-66.
  27. Mert I, Oruc A.S, Yuksel S. Role of oxidative stress in preeclampsia and intrauterine growth restriction. J Obstet Gynaecol Res 2012; 38 (4): 658-64. 10.1111/j.1447-0756.2011.01771.x' target='_blank'>http://doi: 10.1111/j.1447-0756.2011.01771.x
  28. Mistry H.D, Williams P.J. The importance of antioxidant micronutrients in pregnancy. Review article. Oxidative Medicine and Cellular Longevity Volume 2011. http://dx.doi.org/10.1155/2011/841749
  29. Morrison J.C, Elliott J, Knuppel R.A et al. Current issues and perspectives in prenatal nutrition. Res Reports Neonatol 2011; 1: 25-38.
  30. Picciano M.F, Mc Guire M.K. Use of dietary supplements by pregnant and lactating women in North America. Am J Clin Nutr 2009 (Suppl. 89): 663S-667S.
  31. Poston L, Briley A.L, Seed P.T et al. Vitamin C and vitamin E in pregnant women at risk for preeclampsia (VIP trial): randomized placebo - controlled trial. Lancet 2006; 367: 1145-54.
  32. Pressman E.K, Thornburg L.L, Glantz J.C. Inflammatory cytokines and antioxidants in midtrimester amniotic fluid: correlation with pregnancy outcome. Am J Obstet Gynecol 2011; 204: 155.e1-7.
  33. Rumbold A, Duley L, Crowther C.A, Haslam R.R. Antioxidants for preventing preeclampsia. Cochrane database of systematic reviews 2008; doi: 10.1002/14651858.CD004227.pub3.
  34. Saugstad O.D. Oxidative stress in the newborn - a 30-year perspective. Biol Neonate 2005; 88: 228-36.
  35. Sharma J.B, Kumar A, Kumar A, Malhotra M. Effect of lycopene on preeclampsia and intra - uterine growth retardation in primigravidas. Int J Gynecol Obstet 2003; 81: 257-62.
  36. Siddiqui I.A, Jaleel A, Al Kadri H.M et al. Biomarkers of oxidative stress in women with preeclampsia. Biomark Med 2013; 7 (2): 229-34. 10.2217/bmm.12.109' target='_blank'>http://doi: 10.2217/bmm.12.109
  37. Stein P, Scholl T.O, Schluter M.D. Oxidative stress early in pregnancy and pregnancy outcome. Free Res 2008; 42: 841-8.
  38. Teran E.P, Hernandez I, Nieto B et al. Coenzyme Q10 supplementation during pregnancy reduces the risk of preeclampsia. Int J Gynaecol Obstet 2009; 105: 43-5.
  39. Teran E.P, Racines-Orbe M, Vivero S et al. Preeclampsia is associated with a decrease in plasma coenzyme Q10 levels. Free Radic Biol Med 2003; 35 (11): 1453-6.
  40. Tiano L, Belardinelli R, Carnevali P et al. Effect of coenzyme Q10 administration on endothelial function and extracellular superoxide dismutase in patients with ischaemic heart disease: a double - blind, randomized controlled study. Eur Heart J 2007; 28: 2249-55.
  41. Trindade C.E.P. Microelements and vitamins in the nutrition of very low - birthweight preterm infants: a Brazilian perspective. Neo Rev 2007; 8: 3-13.
  42. Vadillo-Ortega F, Perichart-Perera O, Espino S et al. Effect of supplementation during pregnancy with L-arginine and antioxidant vitamins in medical food on preeclampsia in high risk population: randomised controlled trial. BMJ 2011; 342: d2901.
  43. Venn B.J, Green T.J, Moser R et al. Increases in blood folate indices are similar in women of childbearing age supplemented with [6S]-5-methyltet - rahydrofolate and folic acid. J Nutr 2002; 132: 335-5.
  44. Villar J, Purwar M, Merialdi M et al. World Health Organisation multi - centre randomised trial of supplementation with vitamins C and E among pregnant women at high risk for preeclampsia in populations of low nutritional status from developing countries. BJOG An Int J Obstet Gynaecol 2009; 116 (6): 780-8.
  45. Walsh S.W, Vaughan J.E, Wang Y, Roberts L.J. Placental isoprostane is significantly increased in preeclampsia. FASEB J 2000; 14: 1289-96.
  46. Watanabe K, Mori T, Iwasaki A. Increased oxygen free radical production during pregnancy may impair vascular reactivity in preeclamptic women. Hypertens Res 2013; 36 (4): 356-60. 10.1038/hr.2012.208' target='_blank'>http://doi: 10.1038/hr.2012.208
  47. Wibowo N, Purwosunu Y, Sekizawa A. Antioxidant supplementation in pregnant women with low antioxidant status. J Obstet Gynaecol Res 2012; 38 (9): 1152-61. 10.1111/j.1447-0756.2012.01855.x' target='_blank'>http://doi: 10.1111/j.1447-0756.2012.01855.x
  48. Wilson R.D, Johnson J.A, Wyatt P et al. Pre - conceptional vitamin/folic acid supplementation 2007: The use of folic acid in combination with a multivitamin supplement for the prevention of neural tube defects and other congenital anomalies. J Obstet Gynaecol Can 2007; 29: 1003-6.
  49. Xu H, Perez-Cuevas R, Xiong X. An international trial of antioxidants in the prevention of preeclampsia (INTAPP). Am J Obstet Gynecol 2010; 202: 239.e1-10.
  50. Yu J, Feng L, Hu Y, Zhou Y. Effects of SAC on oxidative stress and NO availability in placenta: potential benefits to preeclampsia. Placenta 2012; 33 (6): 487-94. 10.1016/j.placenta.2012.02.015' target='_blank'>http://doi: 10.1016/j.placenta.2012.02.015


Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies